Художник Олег Басаев
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Жизнь - Известные люди Осетии

 

 

Олег Басаев

Олег Басаев – заслуженный деятель искусств РСО-Алания, член-корреспондент Российской академии художеств (РАХ), доцент кафедры изобразительного искусства Северо-Осетинского государственного университета, в 2006 году награжден серебряной медалью РАХ за серию академических выставок к 250-летию Российской академии художеств, а в 2010 г. – золотой медалью творческого Союза художников России и Международной федерации художников за вклад в отечественную культуру.

 

ПОСМОТРЕТЬ РАБОТЫ ОЛЕГА БАСАЕВА

 

Мадина АТАЕВА

ОТРЫВАЯСЬ ОТ ПОВЕРХНОСТИ, ИЛИ

ЛЕТАЮЩИЕ НАТЮРМОРТЫ БАСАЕВА

   Немногие  из тех, кто знаком с Олегом Басаевым, знают, что  этот
глубокий  и  серьезный художник в прошлом - герой одного  из  самых
обаятельных  и  любимых  фильмов Бабле Дзбоева  «Прощайте,  коза  и
велосипед». Одаренный ребенок, рано выучившийся читать,   писать  и
играть  на фортепиано, он пережил свои негромкие «медные  трубы»  в
детстве. Как губительна порой ранняя слава для детских душ.  И  как
немногие  вундеркинды находят себя во взрослом  мире.  Олег  Басаев
один из тех, кому это удалось. Он связал свою судьбу с живописью. А
его   ранние  успехи  остались  милым  эпизодом  далекого  детства.
Достижения  же  Басаева в области живописи  -  яркая  и  интересная
страница современного искусства.
   В  настоящий момент О. Басаев преподаватель факультета  искусств
СОГУ  и СОХУ. Творчески активно работающий художник сотрудничает  с
галерей   «Диахроники»   Кипр.   Серия   «Кипр»   -   плод    этого
сотрудничества.
   Поиски    истоков   стиля   Басаева   в   рамках    национальной
художественной  традиции  не  дадут  результатов.   Тематически   и
стилистически  он абсолютно индивидуален. Богатство  цветоощущения,
точность  глаза, особый «артистический» темперамент -  щедрые  дары
природы  многим  кавказским художникам.  Соединить  эти  врожденные
качества,  экспрессию и эмоциональность с упорядочивающим  влиянием
интеллекта не всем и не всегда удается. Творчество Басаева удивляет
именно   осмысленностью  и  целостностью  стиля.  А  это  категория
дающаяся  нелегко. За ней, как правило, стоит зрелость  мышления  и
годы аналитического отбора.
   Принадлежность   же   к  национальной  художественной   традиции
определяется  не  на  внешнем,  а на внутреннем  уровне  восприятия
живописи.  Как  благородство и лаконичность цвета, как  скупость  в
проявлении эмоций, как сдержанная выразительность жеста.
   Ведущим  жанром в живописи художника является натюрморт.  Строго
говоря,   картины  Олега  как  полнокровное  явление   современного
искусства   ускользают  из  жестких  жанровых  рамок.  Сам   термин
«натюрморт»  –  укоренившееся  в  русском  языке  пренебрежительное
французское  обозначение  «мертвая природа»,  мало  что  говорит  о
содержательной  стороне  жанра и в классических  образцах,  и,  тем
более, в произведениях Олега Басаева. Это далеко не природа, а  вот
мертвая она  или нет – вопрос мастерства. Виртуозы жанра, голландцы
XVI-XVII  вв.,  дали ему более точное определение  –  «тихая  жизнь
вещей». В XX веке художники обращаются к жанру натюрморта в периоды
переосмысления фундаментальных категорий искусства. Пикассо, Сезанн
и  Матисс,  Кончаловский, Машков и другие выступают как реформаторы
жанра.  Их  обращение к этой теме есть, по сути,  поиск сущности  и
назначения художественной формы.
   Неслучайно  и  у  Олега Басаева завершенность  и  стилистическая
отточенность метода проявляются именно в натюрмортах. В  них  много
от  классического  наследия. Чертами не столько внешнего  сходства,
сколько  внутреннего  родства связаны они с суровой  и  драматичной
эстетикой  натюрмортов  Ф.  Сурбарана,  с  многозначительностью   и
интеллектуальной насыщенностью натюрмортов Дж. Моранди. Кроме того,
в   картинах  Басаева  есть  столь  свойственная  старым   мастерам
добротность  красочного  слоя,  подробность  письма  и  внимание  к
деталям. Вещественность и ощутимое наслаждение автора  материальной
подлинностью  изображаемой  вещи. Его  кисть  любовно  и  тщательно
передает  матовый блеск стекла в бутылях старинной формы,  пористую
кожуру лимона, изящную форму курительной трубки и прозрачность тени
на  стене. Но это далеко от рабского поклонения натуре, от простого
копирования  неодушевленных вещей. Это  и  не  любование  их  тихой
жизнью. Нет. Эти простые предметы, безмолвные спутники нашей жизни,
воссоздаются     художником     в    удивительном,     непостижимом
сюрреалистическом пространстве. Привычная связь явлений нарушается,
и рождается неповторимая образность картин Олега Басаева.
   Каждым  движением кисти, тонким и обдуманным, художник тщательно
выстраивает драматургию своих произведений. Словно чья-то невидимая
и  властная  рука  приглушает все звуки,  стирает  случайные  черты
суетности, пестроты, ярких красок. И в таком очищенном пространстве
особую   значимость  приобретает  бытие  простых   вещей.   Иллюзия
материальности,   «сенсорная  достоверность»   предметов,   которой
добивается  художник, сообщает достоверность всему, невероятному  с
точки зрения рационального опыта, пространству, и при всей скупости
изобразительных средств и лаконичности деталей автор заставляет нас
пережить  мгновение невозможного. Следуя за взглядом, мы отрываемся
от  поверхности материального мира и наблюдаем парение предметов  в
воздухе.  И  тут  уже  не предметы, а некие  сущности,  которые  не
изображены, а явлены. И уже не натюрморт, и не тихая жизнь вещей, а
молчаливый  театр. Театр безмолвных жестов, пантомима. Словно  этот
мир ведет внутреннюю, скрытую от людских глаз жизнь. И мы, внезапно
оглянувшись, видим картины, случайно открывшиеся взору,  обнажившие
на мгновение его логику и внутреннюю сущность.
   Главной  темой тут представляется сопоставление естественного  и
рукотворного,  созданного  природой и человеком.  Тыква-горлянка  и
керамический  кувшин, рог, как древнейший кубок,  и  графин.  Живая
пульсация,   легкая   ассиметрия  природных   форм,   лаконичность,
четкость,   геометризм  предметного  мира,  созданного   человеком.
Сложная  интеллектуальная игра, которую ведут  эти  противоположные
начала.
   Художника  отличает удивительная зрелость, цельность мышления  и
мастерства. В рамках созданного авторского стиля возможен  разговор
обо всем. О покое и движении, о внезапном порыве чувств. О том, как
влечет  идея.  О  родстве душ. О конфликте  и  гармонии.  О  любви,
симпатии  и неприязни. О кавказском и европейском. О рукотворном  и
природном. О видимом и мнимом. О том, что есть сон и не сон. О том,
что  есть  жизнь  и  не жизнь. О том, как звучит пустота  или  поет
стекло   в  светлой  пустой  комнате  от  неулавливаемых  человеком
вибраций.
   Тихая  жизнь  или тихий сон, не кошмар и не бред,  а  скольжение
над  поверхностью.  Парение, слишком легкое и свободное  для  того,
чтобы отбрасывать тени.

 

 

 

По материалам сайта darial-online.ru