Изобразительное искусство Осетии
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Жизнь - Известные люди Осетии

 

Изобразительное искусство Осетии

 

Творчество художников Осетии многогранно и самобытно и занимает достойное место
в поликультурной среде многонационального Кавказа.

Изобразительное искусство в Осетии развивалось на основе местных художественных традиций.
Это и «звериный стиль» кобанской культуры, и декоративно-прикладное искусство: керамика,
резьба по дереву и кости, работы по камню, художественная обработка металла,
художественное шитье и вышивка,  и др.

Существенным фактором для развития культуры Осетии в целом явилось присоединение
к России в конце XVIII века. Осетины получили возможность приобщения к достижениям русской,
европейской и мировой культуры.

В XIX веке происходит необыкновенный подъем национального самосознания.
Осетия становится предметом исследования российских и иностранных ученых.
Вместе с формировавшейся национальной интеллигенцией зарождается новый облик этноса,
идет поиск собственного пути в мире. Этот период истории Осетии явился эпохой
подлинного национального возрождения.

Развитие национального искусства во многом было обусловлено высоким уровнем понимания
творческих и культурных задач первыми профессиональным художниками -
Коста Хетагуровым и Махарбеком Тугановым.

Коста как художник сформировался в Академии художеств под влиянием русской культуры.
Определяющим для творчества Хетагурова стали традиции русского критического реализма.
Одаренный портретист, мастер тонкого психологического портрета, он создал целую галерею
выразительных образов своих современников: «Портрет Хусина Абаева», «Портрет Славко»,
«Портрет Анны Цаликовой», «Автопортрет». В его картинах подкупает искренность, чистота
и некоторая наивность. Жанровые композиции К. Хетагурова «Дети каменщика», «За водой»
стилистически едины с его литературным творчеством. Коста уникален в цельности
и всеобщности своего наследия.

Центральной фигурой осетинского искусства не только начала, но, возможно, и всего XX века
стал Махарбек Туганов – настоящий подвижник, хранитель нравственных и этических
традиций национальной культуры, один из последователей Коста Хетагурова,
воспитанник петербургской Академии художеств и школы-студии Ашбе в Мюнхене.

Махарбек Сафарович Туганов (1878-1952) был представителем интеллектуальной элиты Осетии
начала XX века. Его отец художника получил образование в Боннском университете в Германии.
Мать, Асиат Шанаева, дочь известного осетинского просветителя, собирателя фольклора
Гацыра Шанаева, была хорошо образованной для своего времени женщиной.
Именно семья привила М. Туганову интерес к национальной культуре.

Становление художника проходило под воздействием русского и западноевропейского искусства,
но творчески преломлялось через призму яркого национального характера.
Туганов собирает и исследует образцы народных орнаментов, предпринимая попытки
классификации и систематизации собираемого этнографического материала.
Подобное отношение к традиционным и архаическим формам культуры было привито Туганову
не только его семьей, но и продиктовано особенностями наиболее прогрессивного по тем временам
стиля модерн, источник которого – в неиссякаемых идеях фольклора.

М. Туганов увлекается этим направлением, синтезируя его с национальным искусством.
Изучение творчества М. Врубеля, В. Васнецова, Н Рериха, создававших произведения на темы
исторического прошлого в новой стилистике, безусловно, задает молодому художнику
основное направление его деятельности. «Я видел своими глазами как бережно и глубоко они
изучают народное творчество русского народа, его одежду, археологию, историю, иконопись...»,
- напишет художник позднее.

М. Туганов, не ограничиваясь одной лишь сферой творческой деятельности, становится
активным пропагандистом художественной культуры в Осетии. Он организовывает выставки
и пишет статьи, пытаясь сохранить уходящий мир горцев. Свои наблюдения Туганов публикует
в цикле статей «Искусство горцев в прошлом и настоящем». Собранный материал художник
использует в работе над произведениями по мотивам Нартского эпоса осетин. По сути, это –
главная тема его творчества. Нартским сказаниям художник посвятил более пятидесяти лет
своей жизни. Цикл графических иллюстраций к Нартскому эпосу и монументальное полотно
«Пир нартов», серия живописных произведений «Осетия уходящая», этнографическая графика –
творческое наследие М. Туганова, давшее мощный импульс дальнейшему развитию искусства в Осетии.

Махарбек Туганов – не просто выдающийся осетинский художник, этнограф, просветитель.
Он талантливо соединил европейский художественный опыт и традиционную культуру Осетии,
заложив основы дальнейшего развития профессионального творчества в республике.
В 1907 году М. Туганов открыл во Владикавказе первую художественную студию. Он помогал многим
молодым и одаренным художникам. Благодаря Туганову, в 1925 году в Ленинградскую Академию художеств
была направлена на учебу первая группа художников-осетин, в которую входили С.Д. Тавасиев, Д.М. Дзантиев, С.М. Кусов, А.З. Хохов. Серьезным шагом в развитии культуры явилось создание художественной галереи, а затем и Художественного музея во Владикавказе, ныне носящего имя М. Туганова. Уже в 1930 году была проведена первая областная выставка, а на Олимпиаде искусств горских народов Северного Кавказа в Ростове художники из Осетии получили несколько первых премий.

В истории осетинской культуры особое место занимает творчество Сосланбека Едзиева (1865-1953) – уникального мастера резьбы по дереву и камню, талантливого, самобытного скульптора.

Сосланбек Едзиев родился в горном селении Ход в 1865 году. Отец его был каменщиком. Будущий скульптор многому научился у него. Юношей С. Едзиев уехал в селение Садон. Здесь он работал каменщиком, штукатуром, выполнял заказы односельчан, делал надгробные стелы. Постепенно Едзиев стал известным в округе мастером.

С. Едзиев – автор множества скульптурных работ, серии надгробных памятников, резчик по дереву, создатель множества оригинальных предметов быта. Значительная часть его наследия – это мемориальная пластика. Его обоснованно считают реформатором жанра: он был одним из первых художников, заменивших традиционный каменный обелиск (цырт) на надгробие. Надгробия Едзиева портретны. Его персонажи сугубо индивидуальны, наделены особой внутренней значимостью и цельностью. Статичность, внутренняя наполненность образа в творчестве Едзиева столь последовательны, что могут считаться особенностью его художественного мышления. Скульптура Едзиева – безусловно, уникальное явление.

В последние годы жизни Сосланбек Едзиев больше занимался резьбой по дереву – вырезал трости, чаши, кубки. Разнообразные по форме и сюжетам трости мастера носят ярко выраженный декоративный характер. Это своеобразная скульптура, особый чрезвычайно редкий жанр пластики. В резных палках художник никогда не ограничивался передачей чисто орнаментального рисунка. Здесь неизменно присутствует какой-нибудь сюжет, фигуры людей, животных, резная надпись, часто в завуалированной форме раскрывающая суть изображенной сцены.

Автор замечательных скульптурных работ, Едзиев всегда работал в фольклорных традициях. Он знал и любил народное творчество, сохранял и развивал традиции, оберегал их чистоту. Мотивы народного творчества всегда оказывали большое воздействие на искусство Едзиева. В свою очередь, его работы стали неотъемлемой частью искусства народа.

В 20-40 годы XX века живопись в Осетии развивалась в двух направлениях. С одной стороны, художники откликались на события гражданской войны и изменения в жизни Осетии, с другой – разрабатывали тематику, основанную на фольклорном и историческом материале.

В те годы искусство было связано в основном с более «камерной» по духу сферой книжной иллюстрации или же станковыми композициями на тему исторического прошлого. Примером такого понимания национального в искусстве может служить творчество Азанбека Джанаева, особенно – цикл его иллюстраций к Нартскому эпосу и такие произведения, как «Аланы в походе».

Традиции Коста Хетагурова продолжил в своих произведениях живописец Батр Калманов («Одевание невесты» и др.). Для развития изобразительного искусства того периода огромное значение имела творческая деятельность вернувшихся в конце 1920-х годов после учебы в ленинградском ВХУТЕМАСе скульпторов С.Д. Тавасиева, Д.У. Дзантиева и графиков С.Д. Хохова, Р.В. Хасиевой, С.И. Кусова.

В годы Великой Отечественной войны основной темой в творчестве художников республики стала, естественно, борьба с фашизмом. Звучали страстным призывом плакаты А.З. Хохова, звали на битву с врагом графические листы A.B. Джанаева. Годы войны для осетинских художников стали, как и для художников всей страны, годами особого интереса к героям прошлого. Скульптор С.Д. Тавасиев начал работу над образом легендарного башкирского героя Салавата Юлаева, скульптор А.У. Дзантиев завершил работу над памятником К. Хетагурову, народный ваятель С.М. Едзиев создал рельеф «Уастырджи» («Георгий Победоносец»).

В конце 1950-х гг. осетинская художественная школа пополнилась выпускниками художественных вузов Москвы, Ленинграда, Харькова, Тбилиси, знаменуя тем самым новый подъем в развитии осетинского изобразительного искусства

«Буря и натиск» 60-х годов XX века в СССР стали своеобразной реакцией на бездушное и картонное искусство предшествовавшего периода. Эстетика «сурового стиля» эмансипировала саму идею индивидуальной художественной деятельности. Искусство восстанавливало прерванные связи с образами реальной, современной, а не отвлеченной, абстрактно-мифологической действительности. В этот период «подобно мощному взрыву творческой энергии» появились полотна Юрия Дзантиева (1930-2000), который стал в осетинской живописи родоначальником «нонконформистской» живописи, созвучной новейшим концепциям современного европейского искусства.

С этого периода в Осетии начинается оживление национального художественного мышления, наиболее ярко и интересно выразившееся в скульптуре.

В становлении профессиональной осетинской скульптуры видную роль сыграли Д. Дзантиев и С. Тавасиев.

Д. Дзантиев прожил короткую, но яркую творческую жизнь. Опираясь на мировое классическое наследие, художник воплотил в своих скульптурах ритм, пластику объемов, строгую точность линий, которые были близки характеру осетинского народа («Новая Осетия», «Мужская натура», «Обнаженная»).

В отличие от Д. Дзантиева С. Тавасиев создал образы, наделенные фантастической силой и мощью. Доминирующими чертами в творчестве скульптора являются романтическая возвышенность и героизация образов. Среди работ Тавасиева особое место занимает памятник Салавату Юлаеву в Уфе (открыт 17 ноября 1967), над которым он работал более четверти века. В 1975 году за создание памятника Салавату Юлаеву, ставшего символом Башкирии, скульптору была присуждена Государственная премия СССР. Другой известный монумент, автором которого является Тавасиев, — памятник Коста Хетагурову перед Осетинским драматическим театром во Владикавказе.

Семидесятые годы XX века – начало активного творческого периода двух талантливых мастеров и реформаторов осетинского национального искусства - Лазаря Гадаева (1939-2008) и Владимира Соскиева (1941).

Они стали основоположниками нового направления в осетинском искусстве, открывшем свежие горизонты для последующих поколений. С именами этих выдающихся художников искусство Осетии впервые выходит на международный уровень и получает профессиональное признание не только в России, но и во всем мире.

Своеобразие их стилистики рождалось на стыке национального искусства и пластических авангардных экспериментов.

Огромную роль в формировании этого явления сыграла московская школа, связанная с именем А.Т. Матвеева, и дух свободного творчества, несмотря на официальные запреты, существовавший в культурной среде столицы.

Лазарь Гадаев – выпускник МГХАИ им. Сурикова (мастерская М.Г. Манизера и Д.Д. Жилинского), лауреат международной выставки малой пластики в Венгрии. Гадаев не был обласкан наградами и званиями при жизни, но его авторитет в профессиональной среде всегда был огромен.

Действительный член Российской Академии Художеств Владимир Соскиев – выпускник МГХАИ им. Сурикова (мастерская П. Бондаренко).

В 1991 году ему была присвоена первая премия на Международной выставке «Триеннале скульптуры малых форм» (Будапешт), первая премия МОСХ за лучшие работы года. В 1991 году в парижском Международном центре искусств состоялась выставка работ автора.

В 1992 году Владимир Соскиев стал обладателем Гран-при Международной выставки в Нанси (Франция). Получение награды из рук мадам Пикассо символическим жестом обозначило новый уровень признания и международной известности не только Владимира Соскиева, но и осетинского искусства.

Объектом творческого переосмысления Гадаева и Соскиева стали пластика архаической кобанской культуры, традиционная резьба по дереву, скульптура Майоля, Бурделя, Родена. Однако главной почвой для их творчества явилось наследие Сосланбека Едзиева. Традиционная культура в фундаментальных скульптурных материалах – камне, дереве, глине – обретала несвойственную искусству постмодернизма чистоту звучания. Непривычная глазу пластика, зрелый стиль и высоконравственная основа искусства привлекали к работам скульпторов зрителей и профессионалов в многочисленных странах Европы и мира, где проходили их выставки.

Интерес к традиционной осетинской архаике – доминирующая тенденция в национальной скульптуре, в результате которой появляется множество острых, ярких и индивидуальных вариаций этой темы. Архаизация формы как способ обострения стилистики современного художественного языка - явление в целом общеевропейское, но в интерпретации наших скульпторов выглядит особенно органично. Кроме того, закономерный интерес к собственным традициям, к осмыслению кобанского, скифо-сарматского и аланского наследия сочетается с более общей направленностью на изучение и переосмысление многих произведений бронзового, железного и даже каменного века.

Вполне справедливо утверждение, что группа осетинских скульпторов, живущих в Москве, Владикавказе, Краснодаре, таких, как Билар Царикаев, Алан Корнаев, Людмила Караева, Казбек Наскидаев, Олег Цхурбаев, Заурбек Дзанагов, Виталий Дзанагов, Руслан Тавасиев, Станислав Тавасиев, Сергей Цахилов, Аслан Кучиев, Олег Баскаев, Олег Царгасов, Борис Дзобаев, Георгий Сабеев, Вадим Джиоев, Амиран Баликоев, Андрей Плиев, Алан Гогаев, Арсен Дзбоев, - интереснейшее явление современной визуальной культуры, выходящее за границы своей узконациональной среды. В рамках художественной культуры Осетии это – бесспорный феномен. Налицо уникальное явление: абсолютно разные, независимые творческие индивидуальности, работающие в пределах единого стилевого потока.

Безупречно владеющие искусством станковой пластики, скульпторы этого поколения смогли осуществить несколько грандиозных монументальных проектов. В 2005 году был завершен владикавказский Монумент Славы. В мемориальный комплекс входят Колонна Победы, увенчанная фигурой святого Георгия-Победоносца; Стена памяти – панно в технике флорентийской мозаики, посвященное самым драматическим эпизодам Великой Отечественной Войны, битвы за Кавказ, обороне Владикавказ; скульптурная группа «Осетинское посольство у Екатерины II», рассказывающая о присоединении Осетии к России; памятная композиция, выполненная по эскизам бесланских школьников.

Монумент Славы был удостоен Государственной премии в области культуры в 2006 году. Среди авторов памятника – Заурбек Дзанагов, Аслан Кучиев, Виктор Цаллагов.

Памяти жертв чудовищного теракта 1-3 сентября 2004 года посвящен монумент «Древо Скорби» в Беслане. Его авторы – Алан Корнаев и Заурбек Дзанагов – были удостоены Золотой медали Академии художеств России.

Образное решение темы, связанной с трагедией, всколыхнувшей весь мир, нашло отклик не только в высокопрофессиональной среде, но и, что особенно важно, в сердцах самих жителей города Беслан, выбравших проект из многих, представленных на конкурс. Позже, на Бесланском кладбище, названном «Городом ангелов», был установлен еще один памятник, камерный по размеру и очень искренний по образно – эмоциональному воздействию, работы художника А. Калманова. Он посвящен подвигу бойцов спецподразделений «Альфа» и «Вымпел» и сотрудников МЧС, погибших при освобождении заложников.

Одним из наиболее удачных монументов последних лет является памятник Дзаугу Бугулову, основателю осетинского поселения Дзауджикау возле крепости Владикавказ, скульптора Станислава Тавасиева.

Последовательно придерживаются традиций академической школы плодотворно работающие в жанре парковой и городской скульптуры Олег Баскаев и Николай Дзукаев.

Современную скульптуру Осетии отличает большое видовое и жанровое разнообразие. Наряду с доминирующими тенденциями сохраняется и стойкая приверженность молодых авторов академическим традициям. Новое поколение скульпторов, вошедшее в искусство в ХХI веке (Ибрагим Хаев, Аслан Бекузаров, Алан Сабанов и др.) делает уверенные заявки на большое будущее.

В живописи Осетии можно выделить несколько основных тенденций. Свежая стилистика искусства, будучи новой по форме, на идейно-содержательном уровне соотнесена с национальной культурой, с ее общим духовно-нравственным наследием.

В семидесятые годы XX века в искусство Осетии ворвалась целая плеяда молодых живописцев, выпускников московских и ленинградских ВУЗов – Казбек Хетагуров, Эльбрус Саккаев, Шалва Бедоев, Мурат Кабулов, Магрез Келехсаев, Магомед Чочиев, Таймураз Айларов, Батраз Дзиов, чуть позже Эльбрус и Ирина Цогоевы.

Живопись в Осетии с их приходом достигает наивысшего расцвета. Многочисленные выставки, как в Осетии, так и за ее пределами, заставили говорить об осетинской школе живописи как о серьезном глубоком явлении. Каждый из этих художников сумел создать неповторимый, яркий, индивидуальный стиль в искусстве, определить свой круг интересов и проблем. Не похожие друг на друга, они делали общее дело, уводя искусство от традиционного внешнего понятия национального, от излишней экзотики и назойливой атрибутики в сторону более глубокого постижения духовных ценностей своего народа. Эти художники во многом определяют уровень и сегодняшнего дня искусства.

Одним из патриархов осетинской живописи является Шалва Бедоев (1940), окончивший Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (мастерская Е.Е. Моисеенко).

На рубеже 80 - 90-х годов стиль мастера претерпел значительные изменения. Цикл работ Шалвы Бедоева, появившихся в это время, позволяет рассматривать его творчество как качественно новый этап, не только в его творчестве, но и в осетинском искусстве. Обращение Бедоева к фольклору повлекло за собой открытия, серьезно повлиявшие на развитие всего художественного процесса. Чистое пространство холста стало полем для оживления образов архетипического мышления, давших новую форму обобщения в духе неомифологизма ХХ века.

Таковы его работы «Дзерасса», «Амазонка», «Осетинская сказка», «Уас-Герги», «Древняя битва» и другие. Достижения художника были отмечены несколькими наградами, среди которых Золотая медаль Академии художеств России. С 2007 года Ш.Е. Бедоев – действительный член Академии художеств России.

Шалва Бедоев – мастер с исключительно глубоким живописным интеллектом и постоянно развивающимся, пластическим мышлением, что делает его искусство интересным каждому новому поколению художников.

Подлинным открытием девяностых годов стало творчество Юрия Абисалова. Он получил традиционное образование, окончив Северо-Осетинское художественное училище, а в 1987 году – еще и Ленинградский художественный институт им. И.Е. Репина.

Произведения Юрия Абисалова, созданные в 1990-е годы, стали ответом на запрос времени. Общество ностальгировало по прошлому, ушли такие формы национальной культуры, которые еще десятилетия назад были живой реальностью.

Художник смог создать некий мифологический образ, вбирающий в себя нравственно-духовную и эстетическую концепцию национального сознания. Такие произведения как «Сон», «Воспоминания», «Тост», «Святилище», «Осетинский ковер», «Жертвоприношение», получив широкое общественное признание и самые высокие оценки профессионального сообщества, стали не только программными произведениями Ю. Абисалова, но и стилеобразующими для национальной культуры в целом.

Талант, художественная эрудиция, исключительное мастерство позволили Ю. Абисалову вывести особую формулу стиля, в которой гармонично сочетаются и образы современного быта осетин, и недавнее прошлое. Это и мир ускользающей от нас традиционной культуры и вечные библейские сюжеты, и бесконечно дорогие сердцу каждого осетина образы народного художника С. Едзиева и образы старых европейских мастеров.

Мир, который создал Ю. Абисалов в своих произведениях, может быть назван пространством духовной памяти этноса. В его произведениях ценности национальной культуры, выраженные через фольклор, ритуал, синтезированы с лучшими достижениями общеевропейского, мирового художественного опыта. Будучи глубоко символичным, интеллектуальным и многослойным, художественный язык, созданный Абисаловым, является в меру ироничным и доступным для восприятия, что и объясняет его популярность у самой широкой зрительской аудитории, как в России, так и за рубежом.

Живописцы и скульпторы «новой волны» 90-х годов XX века сформулировали особую стилистику национального изобразительного искусства. Творчество Таймураза Маргиева, Олега Басаева, Алана Калманова, Захара Валиева, Виктора Цаллагова, Ушанга Козаева, Армена Гаспарянца, Анатолия Канукова, Владимира Айларова, Александра Канукова невозможно объединить едиными стилистическими рамками. Этих художников объединяет то, что в поисках самовыражения они не ищут экзотики и внешних эффектов, а концентрируются на сущностном. Тематически и стилистически представители «новой волны» глубоко индивидуальны, а их принадлежность к национальной художественной традиции определяется не на внешнем, а на внутреннем уровне восприятия живописи.

Последовательную приверженность принципам академизма демонстрирует творчество Алана Калманова. Следуя лучшим традициям русской академической школы, являясь представителем известной в Осетии династии художников, А. Калманов получил широкое общественное признание как мастер реалистического психологического портрета. В такой же манере работают Армен Гаспарянц, Александр Кануков.

Живописные произведения Таймураза Маргиева – галерея картин остановленного времени, фиксация момента, раскрывающего всю полноту представлений о мире. Тонкая колористичность в духе французских импрессионистов свойственна работам Анатолия Канукова. Предельны по накалу эмоционального и психологического решения абстрактные композиции Ушанга Козаева, удостоенного звания «Герой Осетии».

Неожиданная метаморфоза произошла в творчестве одного из лучших колористов поколения - Захара Валиева. Художник, запомнившийся темпераментными живописными холстами, неожиданно проявил себя в монументальных церковных росписях. Сдержанно и лаконично выстраивает свои работы Олег Басаев.

Почтение к опыту предшественников, неувядаемый интерес к истокам своей национальной культуры, стремление привнести традицию в поиски сегодняшнего дня в равной степени присущи художникам разных поколений. Создание кафедры изобразительного искусства на факультете изобразительных искусств Северо-Осетинского государственного университета под руководством действительного члена Российской академии художеств профессора Шалвы Евгеньевича Бедоева создало объективные предпосылки для оформления национальной художественной школы.

Целое поколение художников, вошедших в искусство в 1990-2000-х годах, - выпускники и преподаватели факультета изобразительных искусств СОГУ им. К.Л. Хетагурова.
Среди них особого внимания заслуживает Ахсар Есенов, являющийся знаковой фигурой современного национального искусства. Его творчество любимо и хорошо известно далеко за пределами Осетии. Сегодня оно – предмет обоснованной гордости осетин.

Обращение к традициям в два последних десятилетия имеет ряд существенных отличий.

Такие художники, как Тимур Плиев, Роберт Каркусов, Сергей Савлаев, Виктор Цаллагов, Фидар Фидаров, Азамат Кцоев, Роберт Бердиев, Зарина Биганова, Андрей Санакоев, Алла Асаева, Алена Дарчиева, Агунда Тандуева, Аслан Дзиов, Давид Харебов, Аркадий Абаев, Элла Егорова, Анжела Джидзалова, Зарина Джиоева, Земфира Дзиова, Наталья Абаева, Алена Шаповалова, Тина Тасоева, Ирина Плиева, Станислав Харин, глубоко осознают ценности традиций.

Они обращаются к национальному фольклору, эпосу во имя сохранения и возрождения национальных форм культуры. В их творческих поисках и новаторских экспериментах праформа оказывается во взаимодействии с эстетикой современного искусства. При этом формируется определенный тип художественного мышления, в систему ценностей которого входят и классическое наследие западноевропейского искусства и традиционные формы национального искусства.

В искусстве Осетии 90-х годов XX века ярким событием стали концептуальные проекты Валерия Цагараева «Древо жизни» (1998) (акварель, инсталляция, перформанс) при участии художников Людмилы Байцаевой (текстиль) и Валерия Байцаева (керамика), «Знаки и символы» (1999), а также последовавший за ними проект «Новолуние» (2004).

Деятельность Валерия Цагараева существенно преобразила культурно-интеллектуальную среду Владикавказа.

Подготовленные художником и исследователем В. Цагараевым такие общественно значимые культурно-просветительские проекты, как цикл исследовательских статей о традиционной и современной культуре, монографии «Золотая яблоня нартов», «Искусство и время», явились новым этапом не только в изобразительном искусстве, но и в области теории и истории национальной художественной культуры.

Масштабная культурно-просветительская деятельность В. Цагараева привела к созданию проекта веб-сайта «Анахарсис. Культура. Религия. Искусство», который на сегодняшний день является одним из лучших сетевых ресурсов, посвященных культуре и искусству Осетии. Стилеобразующие акции В. Цагараева стали авангардно-интеллектуальным прорывом для искусства республики, вызвав большой творческий резонанс.

Своеобразным развитием этой интеллектуальной концепции стал невероятный проект художницы Виолы Ходовой «Арвайдан» («Небесное зеркало»), вышедший в 1999 году.

Театрализованное обрядовое действо «Арвайдан» в 2001 году было удостоено театральной премии «Золотая маска» в номинации «Новация». Сценография этого спектакля – одно из неповторимых по замыслу и воплощению достижений национальной художественной культуры рубежа веков.

Среди художников нового поколения также следует отметить Людмилу Байцаеву – выпускницу факультета декоративно-прикладного искусства Московского технологического института. Зрелый профессионал, яркая и сильная личность, Л. Байцаева известна, прежде всего, как художник по текстилю.

С 2000 года началась новая страница в ее творчестве: художница обращается к технике горячей эмали и быстро завоевывает международное признание как художник-эмальер.

В произведениях Л. Байцаевой соединились богатый опыт, тонкое декоративное видение и особая интонация, которую несет в себе так называемое «женское искусство».

Долгое время представительство прекрасного пола в профессиональном искусстве Осетии было незначительным. Первыми женщинами, вошедшими в состав Союза художников Осетии, стали скульптор Надежда Баллаева и художница-прикладник Ольга Малтызова. Затем ряды Союза пополнились Людмилой Гассиевой, Ириной Чеджемовой, Валентиной Третьяковой.

В 2003 году Л. Байцаева выступила инициатором создания автономной некоммерческой организации «Центр поддержки культурных и гуманитарных программ».

При содействии Фонда им. Генриха Белля она проводит семинары для художниц Кавказа. В рамках специального проекта Людмилы Байцаевой «Меж двух миров: творческое пространство кавказской женщины между культурой традиции и культурой европейской цивилизации» устраиваются ежегодные передвижные экспозиции.

Целое созвездие прекрасных художниц – Фатима Цаллагова, Мадина Калманова, Рита Хасиева, Эмма Келехсаева, Диана Бигаева, Софья Кодоева-Пироева, Анжела Джидзалова, Элла Егорова, Лариса Павлова, Агунда Тандуева, Зарина Биганова, Лариса Павлова, Земфира Дзиова, Наталья Савадян - Паронян, Наталья Кондратенко – вносят свой вклад в современное искусство Осетии.

Важной тенденцией последних десятилетий является возрождение традиций церковной христианской живописи в Осетии.

Процесс начался с реставрации росписей Храма Вознесения Господня в Алагире, осуществленной большим творческим коллективом.

В этой сфере искусства Осетии вновь появляются национальные художники – впервые со времени аланского средневековья и чудом сохранившихся фресок Нузальской часовни XIV века.

Самсон Марзоев, первый художник из Осетии, получивший церковное образование, окончил иконописную школу при Московской духовной академии. Вместе с группой молодых художников он работал на росписи крестильни Троице-Сергиевой лавры, в Даниловском монастыре, в кафедральном соборе Святителя Виктора в Переяславле.

С. Марзоев изучал византийский стиль XII-XIII веков, особенно близкий традициям аланского христианства. Вместе с группой художников им осуществлены росписи в Дигорском храме Рождества Пресвятой Богородицы.

Серьезным этапом развития духовного искусства Осетии стала роспись церкви в честь Преподобномучениц Великой княгини Елисаветы и Инокини Варвары Аланского женского Богоявленского монастыря (2007-2008 годы). Эти росписи с благословления отца Антония и согласия матушки Нонны, настоятельницы монастыря, безвозмездно выполнили светские художники Аслан Хетагуров, Виктор Цаллагов и Захар Валиев.

Закономерно, что колористическим и стилистическим ориентиром для художников стали фрески Нузальской часовни. Уже следующий проект росписи церкви святого Николая Чудотворца в селении Бирагзанг, выполненный Асланом Хетагуровым и Захаром Валиевым, можно считать высокопрофессиональным примером осетинской монументальной религиозной живописи.

Творчеству современных художников Осетии свойственен широкий спектр стилевых направлений. Они работают практически во всех жанрах и видах искусства. Выставочный зал Союза художников и Художественный музей им М. Туганова экспонируют их произведения, предоставляя возможность общения со зрительской аудиторией не только признанным мастерам, но и начинающим авторам.

Художники Осетии – активные участники областных, российских, международных выставок. В последние годы Осетия все чаще становится местом проведения крупных международных и региональных форумов в области искусства, имеющих общероссийское и международное значение.

В 2011 году во Владикавказе в пятый раз прошел международный художественный симпозиум «Аланика».

За прошедшие годы «Аланика» превратилась в серьезный форум искусства, привлекающий современных кураторов и художников. Расширяя границы искусства за счет новых жанров, технологий и презентаций, новые авторские высказывания – сдержанные, тактичные, корректные к национальной исторической культуре Осетии и региона – уже сегодня создают обновленный, привлекательный образ Кавказа.

В течение пяти лет на симпозиуме побывали художники из Австрии, Израиля, Румынии, Великобритании, Болгарии, Венгрии, Германии, Италии, Армении. Год от года расширялся диапазон участников из России: от Калининграда до Урала, от Санкт-Петербурга до Владикавказа. Такая широкая география участников позволила представить богатый спектр взглядов на особенности территории, национальные традиции и уникальный природный ландшафт.

 

 

По материалам сайта http://www.noar.ru/

Постоянного представительства Республики Северная Осетия - Алания при президенте Российской Федерации