Сека Гадиев. Сафиат (рассказ) PDF  | Печать |  E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Культура - Проза

Сека Гадиев

 

САФИАТ

Рассказ


В те времена, когда Россия, после присоединения к ней Грузии, укрепляла свою власть на Кавказе, в Алагирском ущелье, в селении Нузал, жил бедный человек Саукудз Сауаты с женой своей Саниат. Саукудз мечтал о сыне, но у них долго не было детей.. Наконец, через несколько лет его жена забеременела.
Однажды ненастной зимней ночью Саукудз сидел у огня, накинув на плечи старую шубу. За дверью бушевала снежная буря, в очаге, вспыхивая неровным пламенем, горел хворост. В углу на соломенном тюфяке лежала Саниат. Она стонала, держась руками за живот – ей пришло время рожать. Соседские женщины, собравшись вокруг нее, старались подбодрить ее и помогали ей, как могли. Прошло немного времени и Саниат родила девочку. Женщины смолкли. Наконец, одна из них произнесла:
– Все же лучше девочка, чем совсем ничего. Саниат, застонав, ответила:
– Женщина и рождается в черный день, и жизнь ее черна! Прошло семь дней. Саниат собрала соседок и они дали девочке имя Сафиат.
Шло время. Сафиат росла в любви и ласке, ни в чем не зная нужды. Родители не могли нарадоваться на нее, Саукудз уже и не вспоминал, что когда-то мечтал о сыне.
Когда Сафиат исполнилось семнадцать лет, о красоте ее уже ходили легенды. Она и вправду была красива: черные глаза и брови, чистый, высокий лоб, длинные толстые косы, тонко очерченный рот, белоснежные зубы, тонкая талия, высокая грудь – словом, всем красавицам красавица.
Многие юноши ходили по ней с ума, к ней отовсюду приезжали сваты, но никто не мог добиться ее согласия. Отец тоже не хотел пока никому отдавать ее. Он гордился красотой дочери и не видел вокруг ни одного человека, который был бы, по его мнению, достоин ее.
Неподалеку от Нузала, в Алагирских горах, жил Бибо из рода Тулата, смелый человек, отличный наездник. У него повсюду были друзья – в Чечне, Ингушетии, Кабарде. Тулата издавна были в кровной вражде с Сауата, родом Саукудза, но случилось так, что Бибо и Сафиат полюбили друг друга. Им приходилось скрывать свои чувства и никто из людей не знал об их любви. Бибо не смел и подумать о том, чтобы послать сватов в дом кровников.
В те же годы жила в Ардоне старая вдова по имени Айсат. У нее не было никого, кроме единственного сына Гади. В доме Айсат часто останавливались приезжие русские – чиновники и торговцы. Айсат радушно принимала их, надеясь, что они в конце концов обучат ее сына своему ремеслу. И в самом деле, Гади очень быстро научился говорить по-русски и мало-помалу начал разбираться в коммерции.
Стараниями Айсат Гади сдружился с начальством и те всюду брали его с собой. Однажды Гади вместе с приставом поехал в Нузал. Был какой-то праздник, молодежь танцевала на площади и среди танцующих Гади увидел Сафиат. Ее красота поразила его. Словно окаменев, стоял он посреди праздничной толпы, не отводя глаз от плывущей в танце Сафиат.
С тех пор Гади стало трудно узнать. Он днем и. ночью думал о Сафиат, бросил все дела и жил только своей любовью. Его мать, женщина старая и умная, сразу догадалась, в чем дело. Узнав, что сын влюблен в бедную горскую девушку, она сказала ему:
– Счастье не придет к тебе само. В наше время счастлив тот, кто богат.
Слова матери понравились Гади и он с еще большим усердием занялся коммерческими делами.
Один хитрый человек из Нузала, по имени Кукуш, каким-то образом узнал» о том, что Гади влюблен в Сафиат. Кукуш стал часто появляться в Ардоне. Он приходил к Гади с рассказами о Сафиат, поэтому дверь дома Гади была всегда для него открыта и там его всегда ждало угощение.
Как-то Гади снова отправился с приставом в Нузал и по дороге рассказал ему о своем намерении посвататься к Сафиат. Приставу было приятно узнать, что его друг собирается жениться, ион обещал Гади свою помощь.
Когда они приехали в Нузал, пристав попросил устроить танцы. Собралась молодежь, начали танцевать, но что-то не клеилось, словно чего-то не хватало. Наконец, появилась Сафиат, подошла к танцующим и стала среди девушек. Все оживились, как будто только ее и ждали. Веселье вспыхнуло с новой силой и эхо в горах вторило звукам гармоники.
У Бибо в тот день были гости из Ингушетии, он пришел с ними. Кукуш, избранный распорядителем, старался сделать так, чтобы Сафиат все время танцевала с Гади, и когда Бибо попытался вывести в круг одного из своих гостей, Кукуш стал выталкивать его. Бибо, разгневавшись, схватил Кукуша н вышвырнул его из круга. После этого веселье расстроилось, все разошлись, но на ныхасе люди долго еще издевались над Кукушем, позорно изгнанным с танцев. Тот, обозленный, поклялся, что не простит Бибо этого оскорбления.
Тем временем пристав встретился с Саукудзом и сказал ему, что Гади просит выдать за него Сафиат, и что это очень хорошо, потому что Гади, имея друзей среди начальства, будет поддержкой Саукудзу. В те времена мало кто решился бы возразить приставу, Саукудз тоже не стал возражать, только заметил:
– Это еще зависит и от дочери, захочет ли она… Кукуш, затаив против Бибо злобу, искал способа, чтобы посчитаться с ним. Однажды, спрятавшись среди камней у родника, откуда Сафиат обычно брала воду, он подслушал ее разговор с Бибо и понял, кто перешел дорогу Гади.
В тот же день он поехал в Ардон и рассказал Айсат и Гади все, что слышал. Айсат ласково приняла Кукуша и хорошо угостила его.
– Кукуш, – сказала она, – я сделаю так, чтобы Бнбо был наказан за причиненное тебе зло. Но для этого ты должен будешь подтвердить все, что Гади завтра скажет начальству о Бибо.
Кукуш согласился. Айсат обратилась к Гади:
– Отнять невесту-все равно, что отнять душу. Пусть не пойдет тебе впрок мое молоко, если ты не сумеешь натравить власти на Бибо и тем отомстить за свою обиду!
Гади дал матери слово, что сделает так, как она хочет.
Батрак Гади, Махамат, слышал их разговор и послал к Бибо человека с известием о том, что ему следует опасаться ареста.
На другой день Гади заявил приставу, что Бибо крадет лошадей, что он грабит и убивает людей на дорогах. Кукуш выступил свидетелем и подтвердил, что все это правда. Пристав отправил за Бибо казаков, но те вернулись ни с чем: Бибо уже скрылся.
Через некоторое время Саукудз, возвращаясь домой из: Дзауджикау, остановился на ночлег в доме Гади. Тот щедро угостил его, выставив на стол изысканные блюда и напитки. На другой день Саукудз отправился дальше. В дороге он простудился и, добравшись до дому, слег. Он позвал к себе дочь и стал ее уговаривать выйти замуж за Гади. Сафиат наотрез отказалась. Разгневавшись, отец обрушился на дочь с проклятьями.
Его состояние все ухудшалось и через неделю он умер. В те времена существовал обычай охранять могилу первые три ночи. В доме не было мужчины, и вечером Сафиат сама отправилась охранять могилу отца.
Она стояла одна на пустынном кладбище. Вокруг не было ни души, только вороны кричали в густеющих сумерках. Выдалась ненастная темная ночь. Сафиат напряженно вглядывалась во тьму, вздрагивая от каждого шороха. Мрак и страх окружали ее. Вдруг ей почудилось, что она видит перед собой призрак отца н слышит его проклятья. Разум ее помутился от ужаса и она бросилась бежать.
На другой день в Нузале был назначен общий пир. Народ собирался возле дзуара. Все ждали старого Тасолтана, но он почемуто опаздывал. Наконец, он появился и торопливо подошел к присутствующим.
– Там, в балке, Сафиат, – сказал он. – Мне кажется, она сошла с ума. Надо бы привести ее к дзуару.
Несколько человек пошли в балку и вскоре вернулись, ведя под руки Сафиат. Взгляд ее был неподвижен, она не понимала обращенную к ней речь. Когда ее подвели к дзуару, она упала без чувств. Люди стали молиться и просить дзуар помочь несчастной. Через некоторое время она открыла глаза, поднялась и безучастно стала поодаль.
В это время из лесу показался одетый во все черное человек. На плечи его была накинута бурка, мохнатая шапка почти скрывала лицо. Не обращая ни на кого внимания, он подошел к Сафиат, взял ее за руку и сказал:
– Пойдем. Ты найдешь свое счастье в Касарском ущелье, – и скрылся с ней в лесу.
Это был Бибо. Когда он понял, что случилось с Сафиат, сердце его окаменело от горя. Он решил броситься вместе с Сафиат в пропасть. Они поднялись на высокий утес. Бибо столкнул Сафиат вниз и она разбилась о выступ скалы. Он собрался было броситься следом, но какая-то мысль остановила его. Он задумался.
– Надо найти Гади и Кукуша,-сказал он себе,-нельзя оставлять их в живых, -и стал спускаться вниз.
Айсат к тому времени умерла. Гади остался один. Когда он услышал о гибели Сафиат, его стала мучить совесть. Мысль о том, что он стал виновником ее гибели, не давала ему покоя.
Однажды к нему пришел Кукуш.
– Убирайся и не показывайся мне больше на глаза!-закричал Гади. – Это ты виноват во всем!
– Мы оба виноваты в том, что произошло, – ответил Куруш, – так что помалкивай и не вздумала никому говорить об этом.
– Ладно, бог с тобой. Вот тебе постель, ложись спать.
Что-то в лице Гади показалось Кукушу подозрительным, и он уговорил Махамата поменяться с ним местами. Ночью Гади бесшумно пробрался в комнату и убил спящего батрака.
А Кукуш в это время был уже далеко: он искал Бибо, чтобы свалить всю вину на Гади. Но Бибо, увидев Кукуша, схватил его и привязал к дереву. Напрасно молил Кукуш о пощаде- Бибо не стал его слушать и снес ему шашкой голову. После этого он отправился в Ардон, нашел там Гади, и в схватке они убили друг друга.
А в Касаре ветер долго еще трепал на выступе, скалы две длинные черные косы.

 

Перевод Т. Саламова 
по материалам сборника рассказов "Азау", С.Гадиев, издательство "Иристон", 1984