Сказка о молодом охотнике
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Культура - Осетинские сказки

Осетинская народная сказка

СКАЗКА О МОЛОДОМ ОХОТНИКЕ


Жил-был один бедняк. Родился у него сын. Заботливо растил он своего сына, баловал его, чем мог. Стал мальчик расти и крепнуть. Когда возмужал, то сильно полюбил охоту. И таким охотником стал, что попадал в птичий глаз на лету. Как пойдет он за зверем, так неделями домой не показывается.

Однажды в лесу напал он на недобрую дорогу. Долго блуждал, истомился, проголодался. Решил вернуться домой, ьо идти было далеко, а усталость валила его с ног.

Присел сын бедняка на вершине одного холма и видит, — по холму зверь крадется. Выстрелил охотник, а как же ина-че, и покатился зверь в лощину. Юноша взвалил его на спину и пустился с добычей вниз по ущелью.

Тропинка привела его в один сад. «Наверно, живет здесь кто-нибудь!» — сказал себе юноша и приободрился. Шел, шел он по этому саду, но только к исходу второго дня добрался до одного большого дерева. Под деревом стояли чисто вы-мытые скамейки.

Юноша присел, решил отдохнуть немного. Вдруг видит: идет какая-то женщина — один клык у нее в небо упирается, другой под землю уходить. Как увидела она юношу, развеселилась сразу:

— Вот и шашлычок для моего младшего сына!

Обидно стало охотнику слушать такие слова и нагрубил он старухе в ответ, Повернула женщина обратно и ушла, гро-зя охотнику. Юноша сидит по-прежнему и ждет, как дальше дело обернется.

У клыкастой старухи было семь сыновей-великанов и муж-великан. Как возвратились они вечером с охоты, пожало-валась мать младшему сыну на незнакомого юношу. Вышел младший великан и набросился на юношу. Схватились они с бедняцким сыном, стали бороться. Взял его бедняцкий сын да и всадил в развилку дерева. Не дождавшись младшего брата, тот который постарше пошел узнать, что с ним.

А бедняцкий сын пригнул верхушку дерева, привязал к ней второго великана и отпустил ее. Великан глядел теперь с верхушки дерева. Так и шли к охотнику все великаны один за другим, и со всеми расправился бедняцкий сын! Под конец пришел к нему отец великанов со старшим сыном. Как взглянули они на юношу, так поняли сразу, что силой с ним они не справятся; стали они его молить-умолять. Говорит отец великанов охотнику:

— Возьми, что пожелаешь — и зерна, и скота, и сокровищ всяких, — только освободи моих сыновей...

А молодой охотник, услышав это, еще надменнее стал с ними обращаться.

Тогда отец великанов говорит:

— У меня семь сыновей и одна дочь. Свою дочь я люблю больше сыновей, но отдам ее за тебя, лишь только спаси ты сыновей от такой позорной гибели.

Охотник согласился на это условие, освободил сыновей великана.

После того уж зазвали гостя в дом. Дочь великана понравилась бедняцкому сыну, но братья не хотели выдать сестру за какого-то чужака и завели речь о большом калыме .

— Скажите, какой должен платить я калым, — говорит охотник.

— Калым у нас небольшой! — ответили братья. — Есть у нас ковшик на тридцать ведер пива. Кто поднимет этот ков-шик на самый верх орехового дерева, не пролив ни капли, тому и быть нашим зятем.

— Принесите этот ковш, — говорит охотник, — я попытаю счастья!

Великаны подмели под деревом, наполнили ковш пивом и поднесли его молодому охотнику. Бедняцкий сын полез на дерево, но случайно пролилась одна капля пива. Оторвал тогда бедняк пуговицу и бросил ее под дерево.

Великаны капли не заметили, бросились к пуговице, обрадовались и кричат:

— Слезай на землю!

— Что галдите, одноглазые, это пуговка упала, — сказал км сверху охотник. Сошел он с дерева и поднял свою пугови-цу.

Стали великаны опять думать, как избавиться от бедняцкого сына, и, наконец, говорят ему:

— Издавна живет невдалеке от нас кабан-страшилище. Птица и та не смеет над его землей пролететь. Мы же опаса-емся его. Кто одолеет его, тот и будет нашим зятем! Завтра собираемся мы на охоту, и если хочешь, пойдем с нами, мы по-кажем тебе его убежище.

На утро бедняцкий сын отправился с ними на охоту. Направился он, куда указали великаны, во владения кабана. Как только ступил он на его землю, кабан ринулся на охотника.

Сбросил тогда охотник свою бурку, привязал ее к дереву, сам за другим стволом спрятался. Разъяренный кабан на-сквозь проткнул бурку, всадил клыки в дерево, и застряли они там крепко-накрепко.

Вышел тогда молодой охотник из-за дерева, подошел к кабану, взял его за хвост. Тряхнет кабан хвостом, затрясет за-одно и охотника.

Сбежались в тревоге толстопузые великаны, спрашивают юношу:

— Что ты тут делаешь?

— Танцую от радости! Вот держу за хвост вашего заклятого врага!

Зарезали они тут кабана, разделили его тушу на восемь равных частей. Пересчитал охотник восемь долей кабаньей туши и спросил великанов:

— А восьмая доля кому приходится?

— Тебе, — ответили великаны.

— Хороший почет вы воздаете гостю! — сказал им юноша. — И кабана сам убей, да еще тащи на себе его тушу!

Взял он и поделил восьмой кусок на семь равных частей, каждому поровну прибавил, а сам сел на шею старшему из великанов.

Не по душе было это великанам, но кто б из них осмелился слово сказать?!

Пришли они, принесли домой кабанью тушу. Обрадовался отец гибели своего страшного врага. Убедился он в храб-рости юноши, отдал за него свою единственную дочь.

На второй день собрались братья опять на охоту и говорят бедняцкому сыну:

— Теперь ты стал нашим зятем, досталась тебе наша единственная сестра, скоро, вероятно, и домой собираться бу-дешь. Желаем мы, чтобы повез ты от нас большие дары. Вот семь ключей тебе от семи дверей нашей башни. Все добро на-ше, все сокровища там находятся. Даем тебе право отомкнуть шесть дверей. Возьми оттуда, что душе твоей угодно будет, замкни потом все шесть замков шестью ключами. Не открывай только седьмую дверь. И сам погибнешь, и нас погубишь!

Начал юноша отмыкать замки, выбирать себе разные вещи, всевозможные сокровища. Открыл шестью ключами двери шести комнат башни, и взял все, что пришлось по душе.

Но вот и последняя, седьмая дверь! Что может быть за этой дверью ценнее того, что было за шестью другими? Поче-му не разрешают великаны открывать эту дверь?

Стал тут юноша и задумался. «Открыть дверь, но вдруг на самом деле, как говорят великаны, загублю свою голову и накликаю беду на своих родичей? Не открывать ее, так сердце изойдет тоской». Под конец не вытерпел юноша и открыл седьмым ключом седьмую дверь. Зашел он туда и видит: стоит там семиголовый великан, в железные цепи закованный. Пожалел его бедняцкий сын и говорит ему:

— В трудное положение попал ты, бедняга!

— Если так уж тебе меня жалко, то облей меня водой из ведра.

Охотник принес ушат воды, плеснул ею в семиголового великана.

Разорвал тогда пленник свои цепи, схватил бедняцкого сына, бросил его на чердак, но убить не убил, пощадил своего избавителя. Вбежал потом к сестре великанов, унес ее из дому, неведомо куда.

Вечером братья девушки вернулись с охоты, схватились с воплями за головы, но горя своего этим не облегчили.

Взял тогда охотник войлочную плеть, отправился в погоню за великаном. Когда уходил, сказал:

— Если голова моя цела останется, если жив буду, то через год, ровно в этот самый день, буду здесь.

Долго шел бедняцкий сын и дошел до одного кургана. Видит: стоит у подножья кургана мужчина, выше пояса — жи-вой человек, а к низу от пояса — каменный.

Удивился этому охотник и спрашивает:

— Что приключилось с тобой?

— Здесь промчался с похищенной девушкой великан семиголовый, и такой поднялся вихрь, что кого задел, всех в камень обратил.

Бедняцкий сын ударил по каменному человеку войлочной плетью, и тот сразу стал в семь раз сильнее и краше преж-него. Тогда юноша признался ему, что ищет этого самого великана. Отправились они дальше вместе.

Долго ли, мало ли шли, кто знает, но приблизились к подножию скалы; смотрят: стоит там такой же мужчина, ока-менел весь ниже пояса. Спросили его, что случилось с ним.

— Семиголовый великан похитил себе жену и, когда он бежал, поднялся ураган, застал меня в дороге, и приключи-лась со мною такая беда.

Ударил его юноша войлочной плетью, и тот стал в семь раз лучше прежнего. Рассказал и ему бедняцкий сын, что ра-зыскивает семиголового великана. Отправился с ними и второй встречный.

— Укажу я тебе жилище великана, — сказал он юноше. Пошли они втроем, шли долго, пока опять на скалу не на-ткнулись.

— Вот под этой скалой и живет великан в подземелье.

Попытались оба спутника бедняцкого сына сдвинуть скалу, но как ни старались, сделать ничего не могли. Тогда взялся за нее сын бедняка, вырвал скалу и отбросил ее в сторону, иначе и быть не могло! Опустил тогда он в подземелье одного из своих спутников.

— Горю! — закричал тот вскоре, и вытащили его поскорей на землю.

Опустили второго, но и его сразу пришлось обратно поднять.

Сказал им тогда бедняцкий сын:

— Теперь меня опустите, и если услышите «горю», то опускайте еще глубже под землю. И еще прошу вас: ждите меня здесь, не уходите, пока не вернусь обратно.

Опустили они охотника, а как же иначе?

Как закричал он «горю», так еще глубже опустили его. Спустился охотник в жилище великана и нашел там свою не-весту.

Обрадовались они друг другу. Но она в это время ждала возвращения великана и скорей спрятала охотника.

— Жена, пахнет у тебя тут хаххон дзигло , — сказал великан, ступив в свое жилье.

— Чтоб вспухнуть тебе! — ответила женщина. — В дальних странствованиях ты пропадаешь, а земным человеком от меня пахнет?!

Повалился тут великан на постель и захрапел сразу, уснул на целую неделю.

Вышел тогда сын бедняка из потайного места. Стали они вдвоем думать, как им домой к себе выбраться.

Сказал тогда молодой охотник:

— Как придет время просыпаться великану, ты начни горько плакать, а спросит он, о чем убиваешься, скажи ему ч так: «Когда отправляешься ты на охоту, остаюсь я одна здесь, сильно тоскую. Указал бы ты, где твоя душа, и я до твоего возвращения с ней бы тешилась».

Девушка так и сделала.

— Ох, чтоб ума-разума тебе лишиться! — сказал великан. — К чему тебе моя душа понадобилась? Вон, в столбе она!

Отправился великан вслед за тем на охоту, сын же бедняка остался с девушкой. Рассказала она ему, о чем великан го-ворил.

— Не открыл он тебе, где его душа спрятана, но сделай ты так на этот раз. Как придет он домой, ты начни плясать во-круг столба. Как спросит тебя великан, почему растанцевалась, скажи ему: «Веселюсь вот с твоей душой, спрятанной в столбе». Откроет он тогда, где таится его душа.

Вернулся к тому времени великан. Смотрит: жена его вокруг столба танцует без устали.

— Что это ты, жена, делаешь? — спросил ее великан.

— С душой твоей забавляюсь, — ответила женщина.

— Ума ты что ли лишилась? Что душе моей в столбе делать?

А она заплакала и говорит:

— Где же тогда твоя душа?

— Вон там есть пруд. Засел в пруду кабан. В животе у него лань, а у той лани внутри — заяц, внутри у зайца — шка-тулка, а в той шкатулке три ласточки: одна из них — надежда моя, другая — сила моя, а третья — душа моя.

Рассказала девушка обо всем этом молодому охотнику. Развеселился он, сказал:

— Вот теперь он правду сказал! Теперь пойду я искать душу великана.

Долго шел охотник и добрался, наконец, до пруда, где жил кабан. Кинулись друг на друга кабан и бедняцкий сын.

Долго ли, мало ли боролись они, но бедняцкий сын одолел кабана, убил его. И стал он тогда размышлять: «Разрезать кабана, но тогда выскочит лань и убежит в лес».

Наконец, полоснул охотник ножом по брюху кабана и выскочившую лань схватил за заднюю ногу. Достал из лани зайца, а из зайца шкатулочку, сунул ее за пазуху и отправился с ней в дом великана.

Крепко спал великан, но достал охотник шкатулочку, вынул одну ласточку и оторвал ей голову. Пробудился тут ве-ликан от сна, вскочил, смотрит на юношу, но не смеет его и пальцем тронуть. Пропала его надежда, его смелость. Достал туг юноша другую ласточку и оторвал ей голову. Обессилел великан вовсе, стал как малый ребенок.

— Умоляю тебя, не лишай меня души и отдам тебе все свое добро, свои сокровища! — зарыдал великан.

Но разве мог сын бедняка пощадить врага?! Взял он третью ласточку, оторвал и ей голову.

Свалился великан замертво, а как же иначе?

Отправились охотник с невестой домой, подошли к тому месту, откуда на землю им подняться надлежало, где навер-ху ждали их оба его товарища. Сказала ему тут девушка:

— Поднимайся ты первым и захвати с собой богатства великана, а потом и меня вытащишь, не то боюсь, обманут те-бя твои спутники.

— Нет не сделают они этого! — возразил ей сын бедняка. И попала девушка с великим добром в руки коварных спут-ников.

Бедняцкого сына оставили они в подземелье.

«Печалью и слезами горю не помочь, — сказал себе юноша, — надо действовать, пока глаза глядят.»

Вернулся он обратно в дом великана, стал все углы осматривать. Вдруг видит, за дверью два барана привязаны. Гово-рит ему один из них:

— Беги ко мне издали, коли за правый рог ухватишься, подкину тебя прямо на землю, а если уцепишься за левый, швырну тебя в самую глубь земли.

Бросился бедняцкий сын к барану, но ухватился за левый рог, и кинул его баран в глубину земли. А там идет такой ливень, будто небо и земля сошлись в смертном бое, а затем вдруг все проясняется и наступает погожий день.

Шел охотник, шел, наконец дошел до одной башни. А из башни то смех слышится, то плач раздается.

— Что это за чудное диво! — сказал себе охотник и вошел в башню. Смотрит, сидит там девушка. Удивилась она силь-но, завидев юношу.

— Кто из богов лишил тебя разума? — сказала она ему. — Почему должно тебе здесь пропасть, не довольно разве того, что я погибну?

— Если тебе, подобной ангелу, суждена гибель, то большая ли важность, если пропадает такой недостойный, как я.

И стал после этого спрашивать ее:

— Что за чудо, скажи мне, почему то солнце выглянет, то дождь начинается.

— Это мать моя на земле вспоминает о дне моих похорон и плачет, потому и дождь здесь идет. А как забудется она, улыбается, так солнце выглядывает.

— А почему это так? — спросил юноша.

— Потому, что мы ежегодно платим дань змею, — сказала девушка. — Было у моей матери семь дочерей, и трех из них змей уже проглотил. Теперь вот моя очередь. Спрячься, прошу тебя, скоро приползет змей.

— Нет, теперь не уйду я отсюда, — ответил ей бедняцкий сын. — Пусть приползет, я с ним померюсь силой.

Поднялся вдруг сильный вихрь.

— Ползет Залиаг-змей, — говорит девушка, — когда приближается, поднимается ветер.

Приполз Залиаг-змей к башне и кричит:

— Где же ты, девушка?

А девушка не отвечает. Как крикнул змей второй раз, затряслась башня до основания. Выскочил тогда бедняцкий сын, бросился на Залиаг-змея, изрубил его на куски и сложил их горой.

Вскоре в башню пришли и другие три сестры. Видят, змей мертвый, обрадовались сильно. Поднялись наверх, смот-рят, сидит их сестра рядом с сыном бедняка. К тому времени и мать их с земли спустилась. Спрятали девушки юношу: за-станет она его нежданно-негаданно, не узнает в чем дело, проглотит сразу.

В тот же час прилетела их мать, обернувшись орлицей. И сразу почуяла дух человечий.

— Жить вам, дочери мои, долго, но какой-то здесь чужой дух!

Ничего не сказали в ответ девушки, и лишь когда мать поклялась своей младшей сестрою, то открыли ей всю правду. Убедившись, что мать не тронет гостя, вывели они бедняцкого сына из потайного места.

— Чем могу отплатить за твое добро, юноша, ума не приложу. Трудно сыскать достойный дар! Спас ты мне четырех дочерей от змеиной напасти. Чем я могу вознаградить тебя, скажи, не стесняйся!

— Да снизойдет на твою семью благополучие, мне же не нужно никакого добра, но если можешь, помоги мне на зем-лю выбраться.

— Чтобы так же легко выбирались мы из наших бед, как легко мне тебя на землю доставить, — сказала ему мать-орлица. — Трудность в этом деле лишь одна — найти буйволиных туш в дорогу.

Пригнал тогда бедняцкий сын пять буйволов из окрестных сел. Зарезали их, орлица сняла с них кожу под бурдюки, наполнила их водой и положила себе на спину и туши буйволов, и бурдюки с водой. А затем сказала охотнику:

— Юноша, полетим на землю, но вот тебе наказ в дорогу: сколько раз услышишь мой клекот, столько раз бросай мне в рот мясо и лей воды ушат.

Полетели они на землю. Юноша все время был наготове: бросал в рот орлице мясо, вливал ушат воды на один гло-ток. Стала орлица, кружась, подниматься вверх. До земли оставалось уже немного, как мясо вышло все.

Крикнула орлица еще один раз. Обрезал тогда бедняцкий сын икры со своих ног и сунул их орлице в рот, а сам пере-вязал ноги туго, чтобы кровью не изойти.

А орлица под язык спрятала это мясо и вскоре опустилась на землю.

Поблагодарили они друг друга, а потом сказала орлица юноше:

— Иди, трогайся в путь первым!

Пошел сын бедняка, идет, прихрамывает. Тогда орлица спросила его:

— Что с тобой, почему ты хромаешь?

— Когда не хватило мяса, я вырезал икры своих ног, — ответил ей бедняцкий сын.

Достала орлица из-под языка икры юноши, приложила их к ногам, и приросли они лучше прежнего. Затем охотник отправился своей дорогой, а орлица улетела под землю.

Долго шел охотник и, наконец, зашел в одно село, а там — свадьба! Выбежали хозяева дома, позвали путника к столу.

Поселяне по обычаю приветствовали гостя. Увидел там бедняцкий сын своих коварных друзей, которых он спас в бе-де. Один из них жениться решил на его невесте и теперь справлял свадьбу.

Не узнали они молодого охотника, своего спасителя, и поднесли ему по обычаю свадебную чашу.

Взял юноша чашу, поднял ее и рассказал всем собравшимся о предательстве двух своих спутников, а затем взмолился богу:

— О бог богов, если сказал я неправду, если эти люди поступили со мной, как подобает верным товарищам, то пусть эта стрела взлетит вверх двумя стрелами, одною обратно вернется и вонзится в мою голову! Если же верны мои слова, и вы отплатили мне за добро злом и обманом, то да принесет моя правда вам погибель — пусть эта стрела полетит вверх одной, вернется двумя и пронзит ваши головы!

Как сказал бедняцкий сын, так и случилось с предателями. А он вернулся после этого домой с женой и множеством сокровищ. Стали они жить-поживать и долгие годы прожили...



ОСЕТИНСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ
Составитель — А.Х. Бязыров, редактор — А.А. Жажиева. • 1978. Издательство «Ирыстон»



 

FORM_HEADER


FORM_CAPTCHA
FORM_CAPTCHA_REFRESH