Сказка о Содагаре
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Культура - Осетинские сказки

Осетинская народная сказка

СКАЗКА О СОДАГАРЕ


Жили-были восемь братьев. Рано лишились они матери и отца и росли сиротами. Возмужали они в одно время. Сильно любили братья друг друга и не хотели расставаться. Старшие никак не решались жениться: боялись, чтобы им не достались такие жены, которые могли бы внести раздор в дом и заставить братьев делить имущество.
Как-то раз младший брат Тыхавзар  сказал:
— Живет за семью хребтами Уаиг, а у него — восемь дочерей. Сестры так дружны, что и корки хлеба друг без друга не съедят.
Братья решили, что такие девушки им подходят, и стали собираться в путь.
В один погожий день поднялись восемь братьев и отправились свататься. Много ли, мало ли шли они, но добрались до жилья Уаига. Его не оказалось дома, а гостей вышли встречать жена Уаига и его восемь дочерей. Девушки были так пре-красны, что озарялось все вокруг их ярким светом.
Младший брат был самый решительный и спросил:
— Где Уаиг?
— На охоте, — ответила жена Уаига, а сама улыбнулась дочерям, смотрите, мол, ужин к вашему отцу сам пришел. Де-вушки засмеялись и убежали в дом.
Вечером пришел Уаиг и принес оленя, у которого вместо рогов на голове торчало оловянное деревцо. Поздоровался он с братьями и спросил их, зачем они пожаловали, что им нужно. Тыхавзар ответил, что они пришли сватать его дочерей. Уаиг разделал тушу оленя, бросил в котел и поставил на огонь. Мясо сварилось. Сели за стол, Уаиг спрашивает братьев:
— Будете есть кусками или целиком? Юноши ответили:
— Кусками.
Уаиг начал есть, глотает мясо целиком, а кости кидает братьям прямо в грудь.
Как подошло время укладываться на ночь, Уаиг опять спрашивает братьев:
— Где будете спать, на кроватях или в лошадином стойле?
Они ответили:
— В стойле.
Постелили им вместе, укрыли их одеялом из лунного света, а девушек, дочерей Уаига, одеялом из солнечных лучей накрыли. Братья побаивались, как бы их Уаиг не съел, но постепенно все уснули, кроме младшего Тыхавзара. В полночь он переменил одеяла: лунным девушек покрыл, а солнечным — братьев.
Утром, как только пропели петухи, Уаиг собрался на охоту. Тем, кто лежал под лунным одеялом, он поотрывал голо-вы, четверых положил в карманы, а остальных оставил пока на месте. Затем позвал он младшую дочь:
— Зарина, вон тех четырех цыплят, что лежат под лунными одеялами, привези мне к завтраку на осле туда, где я ра-ботаю.
Младший брат в это время поглядывал из-под одеяла за Уаигом, а остальные братья спали, ни о чем не ведая.
Тыхавзар голосом младшей дочери ответил: «Хорошо, отец, привезу». И Уаиг ушел. Когда юноша убедился, что Уаиг уже далеко, растолкал он братьев, поднял их и переправил через волосяной мост, а сам вернулся обратно и убил жену Уаи-га. К завтраку везет он на осле убитых дочерей Уаига, а сам кричит Уаигу:
— Отец, вот тебе завтрак!
Уаиг думал, что это его дочь и откликнулся:
— Оставь его там, а сама возвращайся домой!
Тыхавзар поспешил к дому Уаига. Собрал там все, что было дорогое, и отправился восвояси. Тем временем Уаиг захо-тел есть, да и час завтрака наступил. Заглянул в переметную суму и увидел трупы своих дочерей — по волосам их узнал. Схватился Уаиг за голову и побежал домой, а там застал жену мертвой. Еще пуще прежнего стал убиваться. Догадался, ко-нечно, он, откуда пришла к нему беда, но делать было нечего. Мечется Уаиг в гневе, жизнь ему не мила. Из драгоценных вещей у него остались только золотое кресло да кровать золотая.
Сидит однажды Уаиг в своем кресле, задумался, а тут подкрался Тыхавзар, на погибель Уаигу. Залез он под кресло, вынул шило и стал снизу колоть Уаига. Уаиг подумал, что его блохи кусают, и поднялся со своего места.
— Чтобы сгинули эти блохи, чего они ко мне привязались! — сказал Уаиг и перешел на кровать. Тыхавзар взвалил на себя золотое кресло и убежал.
Уаиг узнал юношу и стал преследовать, но добежал только до волосяного моста. Тыхавзар перешел мост, а Уаиг по-боялся и кричит:
— Только попробуй, наведайся ко мне еще разок! Тыхавзар с другого берега отвечает:
— Клянусь памятью матери и отца, я еще к тебе пожалую! Разгневанный Уаиг вернулся домой, а Тыхавзар принес зо-лотое кресло к себе, и по всей земле пошла молва о его доблести.
Прослышал царь о Тыхавзаре и призвал его к себе. Много золота уплатил он младшему брату за кресло Уаига и спрашивает:
— Что еще замечательного есть у Уаига?
— Стоит там золотая кровать. Царь сказал:
— Добудь мне эту кровать и подарю тебе за нее полцарства!
— Не нужны мне твои полцарства, вели только своим кузнецам выковать мне такое шило, которым можно было бы проколоть железо, и царствуй ты на здоровье.
Чего по приказу царя не сделают? За один день кузнецы выковали такое шило, какое просил Тыхавзар.
Взял младший брат шило и опять пробрался в дом Уаига, заглянул в щелку. Лежит сердитый Уаиг на золотой крова-ти и вздыхает. Тыхавзар незаметно залез под кровать и опять начал колоть шилом своего врага. Уаиг заметался, а когда ему стало невмоготу, поднялся, начал ругаться:
— Ах, чтобы сдохли эти блохи, и здесь покоя не дают! Пошел в конюшню и лег в ясли. Тыхавзар только этого и
ждал. Взвалил на себя кровать и б л таков. Опомнился Уаиг, вскочил и увидел, что нет его кровати, но юноша уже ус-пел перейти волосяной мост.
Видит Уаиг — дело плохо, не перейти ему через волосяной мост, и кричит:
— А ну-ка, наведайся еще как-нибудь!
— Клянусь памятью матери и отца, я тебя долго ждать не заставлю, — ответил Тыхавзар и отнес царю золотую кро-вать.
Царь остался доволен, наградил Тыхавзара и сказал:
— Отдам тебе в жены одну из моих дочерей, если приведешь мне живого Уаига.
— Хорошо, — молвил Тыхавзар, — прикажи дать мне пуд гвоздей, молоток и топор!
Разве царю трудно такую просьбу исполнить? В тот же день приготовил все. Тыхавзар прихватил молоток, гвозди, топор и отправился в лес, который находился во владениях Уаига. Неподалеку от его жилья начал валить деревья. Услышал Уаиг стук топора и думает: «Кто посмел хозяйничать в моем лесу?»
Вышел на крыльцо и закричал:
— Какая это собака, какой осел осмелился рубить мой лес, когда даже птица безнаказанно не пролетает над моими владениями!
А Тыхавзар машет топором и горько рыдает. Услыхал Уаиг плач, приблизился к Тыхавзару и спросил его:
— Кто ты такой и почему плачешь?
Младший брат на этот раз нарядился стариком, и Уаиг не узнал его. Говорит Тыхавзар сквозь слезы:
— Как мне не плакать, Уаиг? Было у меня восемь дочерей и всех я убил нечаянно собственными руками, теперь ос-тался один и делаю себе гроб из дуба, может кто-нибудь похоронит меня после смерти.
Пожалел Уаиг старика и сам начал слезы лить:
— И я ведь тоже перебил своих дочерей, может, и мне ты сделаешь гроб, добрый человек, чтобы было в чем похоро-нить меня?
А Тыхавзар хитрит, сразу не соглашается. Уаиг стал его упрашивать, чтобы сначала тот ему сделал гроб. И уговорил. Смастерил Тыхавзар большой гроб, заставил влезть в него Уаига и говорит:
— Выпрямись во весь рост, испробуем, насколько прочен гроб.
Влез Уаиг в гроб, потянулся в нем, а у гроба одна стенка сломалась. Тыхавзар заделал ее. Как ни ворочался Уаиг, но-вой стенки сломать не смог. Тут Тыхавзар заколотил верхнюю крышку, остался Уаиг в гробу, а парень взвалил гроб на пле-чи и пошел. Когда переходили через волосяной мост, догадался Уаиг, кто его несет, но сделать уже ничего не мог и спросил:
— Ты Тыхавзар?
— Клянусь матерью и отцом, это я! — ответил парень.
Принес гроб к царскому двору. Стар и млад собрались поглядеть на Уаига. Царь от радости ни сидеть, ни стоять на одном месте не может, кричит на своих слуг:
— Скорей откройте крышку гроба, посмотрим, что там за Уаиг!
Как только Тыхавзар услышал приказ царя, убежал и спрятал в яму своих братьев, а сам влез на верхушку башни. Слуги царя открыли гроб, и Уаиг выскочил оттуда. Он был страшно зол и стал истреблять царских людей, не оставил в жи-вых ни одного, и царя с домочадцами лишил жизни.
Кинулся Уаиг искать Тыхавзара. Метался во все стороны, и, наконец, увидел его на башне.
— Добрый день! — сказал Уаиг ему.
— И тебе того же желаю! — откликнулся Тыхавзар.
— Как ты забрался на эту башню? Научи и меня, — просит Уаиг.
— Это очень легко сделать: принеси под башню соломы и валежника побольше, сложи их и подожги, как разгорится огонь, бросайся в него, огонь подбросит тебя вместе с дымом до самой верхушки башни.
Уаиг нанес целую гору соломы и валежника, сложил их под башней. Как только костер разгорелся, бросился в него и сгорел. Тыхавзар от смеха чуть не помер на башне. Слез оттуда, позвал своих братьев, и стали они жить в царских хоромах, все добро царское им досталось. Женились братья и по сей день живут счастливо.

Жил один бедный человек, звали его Содагаром, и было у него три дочери. Однажды Содагара призвали на войну, и дома осталась жена с тремя дочерьми.

По дороге Содагар встретил знакомого великана. У того тоже было три дочери. Содагар пробыл на войне пять лет, потом захотел вернуться домой, но царь не отпускал его. Тогда Содагар сказал:

— Царь, у меня есть сын. Отпусти меня, и я пришлю его вместо себя.

Царь согласился на это и отпустил Содагара.

Возвращаясь домой, Содагар решил по дороге зайти к знакомому великану. Пришел он к нему и рассказал, что по-шлет на войну вместо себя сына. Великану взбрело в голову, что сын Содагара должен жениться на его дочери. Волей-неволей пришлось Содагару согласиться. Великан всячески старался угодить своему гостю, но утром Содагар решил отпра-виться домой и сказал на прощанье великану:

— Сына я направляю по этому пути, а дальше ты ему укажи дорогу на цареву службу.

Вышел оттуда Содагар и стал про себя думать горькую думу: «Обнадежил я обоих, и царя, и великана, но откуда мне взять сына?» Так он и пришел домой. Застал он там свою постаревшую жену и взрослых дочерей. Приятно было ему уви-деть, что выросли дочери. Но скоро радость сменилась печалью, и вся семья спрашивала его:

— Почему ты такой грустный, даже не поговоришь с нами? Тогда он им рассказал, что пообещал царю и великану прислать сына, а сына у него нет, вот и горюет.

Тогда старшая дочка говорит отцу:

— Разве мы не можем выполнить твое слово? Вместо тебя я пойду на цареву службу, только снаряди меня на дорогу: дай мне мужскую одежду и еду, укажи путь, и я пойду.

Привел ей тогда отец коня, дал оружие и показал дорогу, сам тоже пошел ее провожать. Дошли они до одного леса, и Содагар сказал дочери:

— Отсюда я вернусь домой, а ты поезжай дальше, не пугайся ничего.

А сам он спрятался, и когда девушка удалилась, крикнул ей не своим голосом:

— На этот раз не уйдешь от меня!

Девушка от этого крика лишилась сознания и упала с лошади. Подошел Содагар к своей дочери, вернулся с ней до-мой и говорит:

— Я же знал, что женщина мне в этой беде не поможет... Сидит Содагар дома, пригорюнился. Подошла к нему сред-няя дочка:

— А теперь испытай меня, отец!

Содагар согласился, приготовил ей еду на дорогу и поехали они опять лесом; там указал он девушке дорогу, а сам сказал, что отсюда он вернется обратно, а она пускай едет дальше.

Содагар отошел в сторону и как крикнет:

— На этот раз ты не вырвешься у меня!

От страха девушка свалилась с коня. Подошел Содагар к дочери, и вернулись они домой. Сидит он опять печальный и думает. Тогда сказала ему младшая дочь:

— Ну, а теперь меня испытай!

Приготовил опять Содагар коня и еду на дорогу, и тронулись они в путь. Приехали в этот же лес, и Содагар сказал до-чери:

— Ты поезжай по этой дороге, а я вернусь домой. Девушка поехала дальше. А Содагар опять зашел в лес, обогнал дочь стороной по тропе и закричал во весь голос:

— Теперь-то ты не уйдешь от меня! Девушка взялась за оружие и крикнула:

— Эй, ты! Благодари бога, что ты похож на моего отца, а то бы всадил я тебе пулю под лопатку!

Тогда Содагар подошел к дочери, обнял ее и говорит:

— Ты, в самом деле, храбрая девушка! Счастливого тебе пути!

Девушка поехала той дорогой, которую отец указал ей. По пути заехала и к великану, знакомому отца.

Остановилась у ворот, привязала лошадь. Выглянула жена великана и, увидев незнакомого пришельца, забранилась:

— Кто ты? По нашей земле и муравьи боятся ползти, а ты прямо во двор врываешься!

Девушка ответила женщине:

— Я — сын Содагара, а вы — друзья моего отца, вот я и решил заехать к вам.

Женщина обрадовалась, завела его в дом, хорошо угостила. Великан был на охоте, принес он убитых оленей, а когда узнал, что приехал сын Содагара, то обрадовался. Девушка вскочила, разделала принесенных оленей и приготовила еду. Вскоре сели за стол ужинать.

Великан вознес молитву и передал чашу юноше. Гость осушил ее до дна. Великан сказал тогда:

— С этого дня, юноша, будешь ты моим зятем.

После ужина хозяин дома обратился к жене, чтоб она уложила с гостем старшую дочь. Проспал гость с дочерью ве-ликана, а утром, когда встали, великан спросил дочку:

— Снизошел гость до тебя или нет? Дочка ответила:

— Оба мы спали спинами друг к другу. Великан рассердился и сказал жене:

— Оказывается, гость наш пренебрег нашей дочерью. А женщина потихоньку шепнула ему:

— Не сердись! Вечером уложим рядом с ним среднюю дочку.

На вторую ночь уложили рядом с юношей среднюю дочь: А поутру великан ее спрашивает:

— Благоволил он к тебе?

— Нет, — ответила девушка.

Пуще прежнего великан рассердился и говорит жене:

— Не считает он нашу дочь достойной себя! На третью ночь великан сказал юноше:

— Если еще и младшая дочь тебе не полюбится, не сносить тебе головы!

Гость, дрожа от страха, лег возле младшей дочери великана, всю ночь забавлялся с нею, но та смекнула, что гость та-кая же девушка, как она сама, и говорит ей:

— Не бойся, я скажу великану то, что надлежит, а дальше сделай так, как я велю: завтра отец станет одаривать тебя, но ты возьми из его табуна самую захудалую лошаденку, из оружия — самую ржавую шашку, из колец — самое никудыш-ное. Утром девушка встала, отец ее и спрашивает:

— Ну, а к тебе благоволил этот юноша или нет, как ваше с ним дело?

Девушка тут как крикнет на отца:

— Как положено у девушки с юношей, так и у нас было! Послал великан звать гостей, устроил богатую свадьбу, а по-том решил одарить зятя. Юноша (или та, которую принимали за юношу) выбрал самого тощего коня, самую ржавую из шашек и самое плохое кольцо. Выбрал он эти подарки и сказал великану:

— Я сейчас не возьму жену с собой: отец мой дал царю; слово и должен я сдержать его.

Великан ответил юноше:

— Доброго тебе пути, но будь неладен тот, кто подбил тебя взять из моих богатств именно эти вещи. Они самое луч-шее из того, что у меня есть. Но мне не жаль их. Хорошо, что дочь моя пришлась тебе по сердцу!

Великан обратился тут к жене:

— Неси ему подарки, пора их вручить ему.

Юноша выехал с полученными подарками, но в поле конь говорит ему:

— Меня оставь здесь, а сам иди к царю, только вырви у меня один волос из гривы. Когда нужен буду, поднеси волос к огню, и я тотчас прискачу.

Вырвал тогда юноша волос у коня и пустил его в поле, сам пошел к царю. Встретили его царские слуги и дали знать о его приходе.

Царь сказал:

— Ведите его сюда, да позаботьтесь о нем. Хорошо, что Содагар сдержал свое слово.

Впустили юношу на царский двор. В это время три дочери царя вышли на балкон и младшая из них вскричала:

— Кто из нас что видел, пусть ей то и достанется! Усмехнулись тут старшие сестры:

— Пусть достанется тебе, никто его у тебя отбирать не станет, но не мешало бы приискать себе лучшего жениха! Как можешь ты снизойти до сына Содагара?!

А девушка им ответила:

— Пусть каждая из вас дождется лучшей доли, а мне другой не надо.

После этого послали дочери к отцу просить, чтобы созвал он свой народ: они хотят женихов себе выбрать. Собрал царь всех людей, сели они пировать, а он к дочерям обратился:

— Возьмите каждая по кувшину араки  и поставьте перед тем, кого себе избрали.

Обе старшие дочери взяли по кувшину араки, поставили перед теми, кто полюбился им. Младшая всех гостей обош-ла, но не было среди них сына Содагара. Тогда сказала дочь отцу:

— Не все еще люди здесь. Царь слугам повелел тотчас:

— Пойдите, всех, кого нет, позовите!

Слуги вышли. Незваным остался только сын Содагара, на этот раз и его привели. Вышла тогда младшая дочь царя и поставила кувшин араки перед содагаровым сыном. Гости стали смеяться: царская дочь хочет выйти замуж за содагарова сына! Как было не рассердиться и царице на свою дочь?

Когда люди разошлись с пира, то царица притворилась больной и обратилась к своим зятьям:

— Не миновать мне смерти. Есть только одно средство спасти меня. Если не достанете его, так умру я... За семью го-рами есть яблоня. Если принесете мне с нее хоть одно яблоко, останусь я жива.

Зятья поехали. Старшие — вместе, сын Содагара — один. Достал он из кармана волос от гривы своего коня, поднес его к огню, и появился перед ним конь. Отпустил он недорослую лошаденку царскую в поле, пересел на своего коня и, как вихрь, полетел на нем. Когда стали приближаться к яблоне, конь сказал юноше:

— Запросто подойти к этой яблоне нельзя, сторожит ее Залиаг-змей, проглотит он нас. Когда подойдем ближе, ты хлестни меня так, чтобы от моего бедра отскочила кожа, величиною с подметку, а с твоей ладони — лоскут.

Юноша сделал так, как сказал ему конь. Наполнил он тогда хурджины свои яблоками. Погнался за ним змей, но он бросил в него шашку. Попала она в змея, стала рубить его, совсем искромсала на мелкие куски.

Когда юноша стал приближаться к дому своих каисов , то встретились ему оба старших зятя. Не узнали они его в другой одежде, а сам он спросил их, будто впервые видит:

— Куда путь держите? Они ответили:

— Мы едем за дальние горы. Говорят, растет там яблоня, а на ней целебные яблоки. Мы должны достать и принести их.

Сказал им тогда юноша:

— Я собрал все, не осталось там ни одного плода. Если: дам я вам этих яблок, что вы мне тогда дадите?

Зятья спросили:

— А что тебе дать?

Он ответил им:

— Отрежу я вам по уху.

Отрезал он у каждого зятя по уху и дал им за это яблок.

Поехали они домой. Содагаров сын дал старшим зятьям проехать вперед. Сам пустил коня пастись и приехал к царю на своей лошаденке, в своей прежней одежде.

Старшие зятья поднесли царице яблоки, а сын Содагара пришел с яблоками вслед за ними. Старшие зятья сказали:

— Привез он откуда-то дикие яблоки... Какие другие способен достать сын Содагара?

На второй день царица опять прикинулась больной и сказала зятьям:

— Суждено мне умереть, коль не привезете печенки кабана, что пасется в море.

Поехали два старших зятя опять вместе. А сын Содагара достал свой заветный волосок, поднес его к огню, и конь за-ржал возле него. Сел он на коня и поехал к синему морю. Конь опять научил юношу, как убить кабана, что пасется в море. Как научил его конь, так и сделал содагаров сын: убил кабана, хурджины наполнил мясом и поехал домой. Повстречались ему дорогою свояки. Не узнали они его, а он спросил их, куда они едут. Рассказали свояки, куда и зачем едут, и тогда сода-гаров сын говорит:

— Этого кабана я убил. Какое добро вы мне обещаете, если дам вам немного кабаньей печенки?

Старшие зятья ответили:

— Дадим, что попросишь. Он и говорит тогда:

— Дайте мне вырезать по ремню из кожи на ваших спинах!

Согласились они, а он дал им, что просили. Старшие зятья опять проскакали вперед, а сын Содагара поехал неторо-пясь. Поела царица кабаньей печенки, но спустя несколько дней опять прикинулась больной и говорит зятьям:

— Умру я на этот раз, если не узнаете, отчего кирпичный город в булыжник обратился.

Оба старших зятя сели на коней и опять поехали. Содагаров сын снова призвал своего коня и отправился в тот город, что обратился в булыжник. Доехал до самой середины города, смотрит — какая-то дверь то открывается, то закрывается.

Решил узнать юноша, что скрыто за этой дверью. Конь, опять учит его:

— Как подъедем мы к двери, то коснусь я ее головою, а ты ударь меня так, чтоб от бедра у меня отскочила кожа вели-чиною с подметку, а с твоей ладони — лоскуток.

Юноша так и сделал. Проскочили они в дверь, только оторвала она у коня половину хвоста. Видит юноша — сидит за дверью мужчина, от пояса до ног каменный. Сел он около него, и мужчина спросил:

— Какое несчастье занесло сюда путника, не довольно разве того, что мы всем городом окаменели?

Юноша рассказал ему о своих злоключениях, тогда каменный мужчина поведал о себе:

— Был я здесь царем, и была у меня жена, рожденная ведьмой, только я о том не ведал. Каждую ночь она уходила за перевал к великанам. Сердился я на нее за отлучки, но самому дознаться не приходилось, куда она пропадала. Ночью она ездила на моих конях к великанам, и кони похудели, спали с тела. Спросил я однажды у конюха:

— Почему мои ксни худеют? Он сказал мне в ответ:

— Оставайся ночью здесь, кого-нибудь пошли вместо себя к царице и узнаешь тогда правду о своих конях.

Как настала ночь, отдал я слуге царские одежды, сам переоделся в одежду слуги. Стало за полночь, как пришла моя жена в конюшню и приказала живее седлать двух коней. Оседлал я коней, она меня за конюха приняла. Поехали быстро: она впереди, а я позади. Приехали к великанам. Привязал я лошадей, а она зашла в дом. Там начали они пировать, а я си-жу, коней стерегу. Мне тоже принесли сыра с куском хлеба. Как настало время первых петухов, позвала она меня, велела привести коней, домой возвращаться. Поскакали мы. Опередил я ее, приехал домой первым, выслал слугу из дому, он взял коня, привязал его. К тому времени и жена подъехала, и ее лошадь привязал слуга.

Потом заснули мы. А утром, потянувшись в постели, сказал я:

— Что за сон удивительный мне привиделся! Будто мы с тобой ездили к великанам за горы. Ты выслала мне из дому чурек, и положил я его в хурджин.

Женщина поняла все, побежала сразу в конюшню, осмотрела хурджины, лежал там чурек нетронутый. Вернулась она тотчас обратно, а я к тому времени уже встал, сидел на скамье. Тут жена прокляла меня: «Весь этот город со всеми жителя-ми пусть в камень обратится!!»

Как сидел я на скамье, так от ног до пояса окаменел сразу. Вот так стряслась над нами беда. И ты уезжай поскорей, потому что в субботний день она приносит мне воды, и если застанет тебя здесь, погибнешь и ты.

Поднялся юноша, сел на своего коня, ударил его плетью и выскочил за дверь, только дверь хвост у коня начисто от-рубила.

Выехал юноша за город и видит родник у дороги, а возле него пустая бутылка. Конь сказал юноше:

— Набей эту бутылку хлебом, сам возле родника вырой яму. Меня отпусти, я буду пастись в поле. Придет сюда цари-ца за водой, станет она бутылку мыть. Вот тогда будь наготове: снимай с руки кольцо, кинь его в царицу. Пристанут накреп-ко к кольцу ее руки, а ты выскочи, выхвати шашку, вели ей сказать: «Кто здесь девушка, пусть юношей станет!» Если сила ее такая, что весь город в камень превратила, то и тебя обратит в мужчину.

Пришла женщина туда, стала бутылку мыть, сама глаза ми по сторонам водит, думает: «Что же это такое? Дождя не было, откуда в бутылку грязи набралось?»

Тут кинул юноша кольцо в царицу. Руки женщины пристали к кольцу, точно припаялись. Тогда юноша выхватил шашку, закричал:

— Говори быстрее: «Кто здесь девушка, пусть мужчиной станет!»

И стала вдруг девушка юношей. Тогда крикнул он:

— Скорей говори: «Пусть город станет таким же, каким был раньше» — иначе изрублю тебя!

И город тогда ожил весь: все в нем стало, как прежде. Юноша отрубил голову колдунье, столкнул ее в яму, а сам по-ехал в город. Предложили ему там царем стать, но он отказался.

— Не за тем приехал я сюда, не нужен мне царский престол.

Тогда одарили его великим богатством, и поехал юноша оттуда к царю, которому служил до этого. Рассказал он там все, что слышал, как в камень обращен был город, потом говорит царю:

— Теперь расскажи, царь, народу, чем каждый твой зять отличился.

Царь сказал:

— Первый раз старшие зятья отличились, теперь ты.

Достал тогда юноша из кармана уши двух старших свояков и ремни, вырезанные с их спин, и сказал:

— Вот чем отличились твои старшие зятья, царь. А теперь разреши мне поехать домой.

Царь согласился. Сын Содагара поехал домой с дарами и царскую дочь с собой взял. По дороге заехал он к великану. Как завидели его обрадовались гостю. Взял он с собой оттуда и дочь великана в жены , и все трое поехали домой к Содага-ру.

Свадебный пир устроили на целую неделю и живут-поживают себе по сей день.



ОСЕТИНСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ
Составитель — А.Х. Бязыров, редактор — А.А. Жажиева. • 1978. Издательство «Ирыстон»


 

FORM_HEADER


FORM_CAPTCHA
FORM_CAPTCHA_REFRESH