О хитростях муллы
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Культура - Осетинские сказки

Осетинская народная сказка

О хитростях муллы

 

Жил-был мулла. У старшего его брата была очень красивая жена. Мулле нравилась невестка, но он боялся, во-первых, своей жены, а во-вторых, и самой невестки; боялся, что они обесславят его, сделают его предметом пересудов и молвы.
И выдумал он такую хитрость. Накупил в лавке кушаний одно лучше другого, не пожалел расходов и, ничего не сказав дома, направился в то село, где жили родные невестки. Проехав значительное расстояние, он взял половину закупленных яств и зарыл в таком месте, где росла зеленая трава и протекала река.
Поехал он дальше и, не доезжая до села, зарыл другую половину яств в таком же месте. После этого он заехал к родным невестки и заявил им:
— У меня здесь было небольшое дело, и я завернул по пути проведать вас.
Ночь он провел там, а утром, отправляясь в путь, сказал родным невестки:
— Дочери вашей хочется проведать вас.
Приехав домой, он поведал невестке и брату, что был по своим делам в селе и посетил родных невестки; ей он сказал, что родные ждут ее к себе, а брату сказал, что родные невестки скучают по своей дочери, хотят ее видеть и просили передать ей, чтобы она их посетила.
Дальше мулла говорит брату так:
— Через три дня мне нужно ехать обратно, у меня там срочное дело, но у нас только одна лошадь, и, если я уеду, невестка останется; если же на этой лошади уедет невестка, тогда у меня сорвется срочное дело.
Брат сказал мулле:
— Если ты никого другого не везешь, то возьми ее с собой.
— Как я сяду в одну повозку с невесткой, которой по обычаю запрещено разговаривать с родными мужа? — ответил мулла. — Как я поеду с ней?
Старший брат иа это ему говорит:
— Разговаривает она или не разговаривает, разве она не член твоей семьи?
— В таком случае пусть она готовится к поездке, — сказал мулла так, как будто он шел на это дело нехотя, хотя сам в душе был рад, что дело, о котором он молил бога, само плывет к нему в руки. — Ничего не поделаешь, не люблю ездить с женщинами; но она — моя невестка, и я отвезу ее.
Запрягли повозку; мулла и невестка выехали в путь. Когда они доехали до того места, где он спрятал на берегу реки свои яства, мулла остановил коня и сказал:
— Пусть конь наш и воды попьет, и попасется немножко.
Он распряг коня и отпустил его пастись, а сам присел близко от того места, где зарыл яства, и говорит так:
— О стафыраллах*, не могу этого сделать! О единый боже, не могу сделать этого, не могу сделать этого! — повторяет он.
Так он повторил много раз это, а затем говорит:
— Это могу сделать, за это благодарен тебе!
После этого он откопал яства и сказал:
— Все это — дар божий. Поешь, невестка моя, и с собой бери; на это я согласен, а на другое дело я не согласен.
Невестка, соблюдавшая обычай молчания, стала волноваться: хочется ей заговорить, но она сдерживает себя и думает: «Что это за дело такое, с чем он согласен и с чем он не согласен?»
Выехали они дальше. Когда доехали до другой половины яств, мулла сказал:
— Зададим коню нашему, невестка, какого-нибудь корма; конь наш не должен прибыть туда голодным.
Он опять присел вблизи того места, где были зарыты яства, и опять повторяет:
— Стафыр-аллах! Тоба*, стафыр-аллах, тоба! Я не сделаю этого дела, а то я сделаю; благодарны тебе за дар, то я сделаю!
Он несколько раз ударил палкой своей о землю, опять откопал яства и говорит невестке своей:
— Я — человек, угодный единому богу; со мной ведут речи ангелы; а теперь опять ешь, невестка; ты никогда не будешь нуждаться в пище, ешь, сколько хочешь.
В невестке заговорил лукавый, и она подумала: «Дай-ка нарушу обычай молчания и заговорю с ним, чтобы узнать от него, в чем дело».
— Мулла! — говорит она своему деверю. — Ты — человек, угодный единому богу, пища идет впереди тебя. Не согреши перед богом, скажи мне, что это за дело такое, с которым ты не согласен? Пока ты не скажешь мне этого, я не отстану от тебя.
— Как я могу сказать про это? — ответил мулла, закрыв свое лицо руками.
— Скажи! — настаивала невестка. — Не скрывай больше того, на что единый бог и его ангелы направляют тебя!
— Аигелы мне на ухо наговаривают вот такое дело, — сказал мулла.
— Тут нет никакого греха, раз единый бог и святые ангелы вложили это тебе в сердце, как богоугодному человеку, — говорит невестка.
— В таком случае я это осуществлю, — сказал мулла, — но никому об этом нельзя говорить: ни мужу твоему, ни родным твоим, ни жене моей. Как только ты скажешь об этом кому-нибудь, так навлечешь на себя божье недовольство.
Ну, они и совершили это дело, которое внушили им ангелы, как же иначе могло быть?! И поехали по своей дороге дальше в более веселом настроении. Прибыли к родным невестки, а она им говорит:
— Мулла — изнеженный человек; окажите ему и здесь побольше внимания.
Под разными предлогами мулла уходил и до вечера пропадал где-то.
Пробыв там условленный срок, они выехали обратно. На обратном пути они опять выполнили поручение ангелов и договорились, как они должны вести себя по возвращении домой. Они поняли друг друга и целый год выполняли поручение ангелов, но потом об этом стало известно жене муллы.
— Ты совершил позорное дело, — заявила она своему мужу. — Если ты еще хоть просто пройдешься мимо нее, то ты больше не будешь муллой, а я больше не буду твоей женой и осрамлю тебя перед народом.
Невестка бывало прохаживалась ненароком мимо него и спрашивала его:
— Почему мы больше не выполняем поручения, которое нам дали ангелы?
— Жена моя оказалась из сонма ангелов, — ответил мулла, — и узнала про наши дела.
Поэтому любовь муллы к невестке и дела их, внушенные им ангелами, были прекращены.
Вот вам рассказ о том, как ангелы и муллы связаны друг с другом.

 

По книге "Осетинские народные сказки", запись текстов, перевод, предисловие и примечания Г.А. Дзагурова (Губади Дзагурти). 
— Москва, Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1973.