Обряды и традиции Вольно-Магометанского. Свадьбы.
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Публикации - Обычаи и традиции осетин

 

Несколько слов о том, как в Вольно-Магометанском проходили свадьбы.

Свадебный этикет и ее традиции в основном сохранились по сей день. Начиная же со второй половины 40-х годов XX века, свадьбы, к сожалению, по существу превратились в сплошное застолье. Раньше, до Великой Отечественной войны, молодежь не садилась за стол. Такое право предоставлялось в день свадьбы лишь мужчинам не моложе 40 лет, а все остальные становились в круг - девушки с одной стороны, парни - с другой; в середине усаживался гармонист с помощниками, в руках у которых были маленькие тонкие дощечки для ритмичных звонких ударов под мелодию, под которую молодежь упоенно танцевала. За порядком строго следил дежурный (кегьаре). Он же приглашал в круг пару, а чаще - по две пары, которые искусно демонстрировали грациозность осетинских танцев. Несколько молодых мужчин чуть в сторонке негромко, очень слаженно пели народные песни. Нередко близкие родственники жениха или невесты лучшему танцору или певцу преподносили три пирога, курицу и графинчик араки (хуна) в знак уважения и благодарности. На свадьбе никто никогда из молодежи не напивался - это считалось большим позором не только для младших, но и для старших. Такой свадебный ритуал у жениха продолжался два дня, а у невесты - один.

А вот как описывают осетинскую свадьбу в газете "Терские ведомости" в 1875 году.

Когда сыну исполнится 18-19 лет, отец его начинает подумывать о женитьбе. Молодой человек тоже подготовлен к своей будущей роли, чаще и чаще бегает в такие места, где он может без стеснения потолкаться в обществе молодых девушек и высмотреть себе невесту. Впрочем, весьма нередко отец и без согласия его находит ему будущую работницу: дочь соседа или своего приятеля. Иногда же такие приятели, под веселую руку уговорившие поженить своих детей, засватывают их еще в то время, когда последние сосут грудь матери. В таком случае свадьбы справляются, как только жениху исполнится 17, а невесте - 15 лет.

Впрочем, в последнее время обычай засватывать младенцев женихов и невест мало-помалу выходит из употребления, и молодым женихам чаще предоставляется свободный выбор невест.

Молодой человек, выглядевший себе невесту, является в ее дом с одним из своих приятелей к отцу девушки. Последний, разумеется, догадывается о цели посещения молодых людей и принимает их с особенным радушием. После приветствия товарищ жениха заявляет хозяину о причине прихода. Если последний изъявит согласие, то приятели в скором времени приходят к отцу невесты в другой раз и приносят с собою для передачи ему 10 р.; деньги эти считаются как бы задатком будущего калыма. Величина калыма почти постоянна - 105 р.; у привилегированных же сословий - алдаров, царгосат он достигает 300 - 500 р. Часть калыма, впоследствии, отдается деньгами, а часть - скотом: быками и коровами, причем каждая голова ценится 10 - 15 р. Со времени получения отцом невесты задаточных 10 р. для невесты начинают готовить приданое, т. е. шить белье, платье и проч. После этого, в назначенный день, в дом невесты приезжают со стороны жениха депутаты для передачи калыма. Передача эта производится в присутствии посторонних, заранее приглашенных, почетных людей. Со дня сватовства жених днем никогда не является к невесте, а посещает ее только вечером, так, чтобы его не могли видеть родственники невесты. И за три дня до свадьбы жених отправляется за невестой в сообществе 10 - 20 молодых товарищей и поселяется недалеко от нее в сакле какого-либо своего знакомого. Отсюда он посылает невесте через своих товарищей разные подарки. При этом передающий их не должен говорить невесте, что подарки эти от жениха. Такие же подарки он посылает матери своей невесты. Депутация жениха постоянно угощается стороной невесты и, вообще, в доме ее в это время ежедневно происходят веселые пирушки.

В день свадьбы или в день приезда невесты в дом жениха он посылает к невесте одного из своих товарищей для того, чтобы последний постоянно находился при ней и служил бы посредником между нареченною и остальным людом, с которым невесте запрещается вести прямые сношения. Этот молодой человек имеет свободный доступ к невесте и занимает в течение этого времени роль друга-руководителя.

Наконец, настает день переезда невесты в дом жениха; приданое ее: постель, платье и прочее укладывается на арбу вместе с сундуками; невеста садится на Другую арбу, ее окружают подруги, и поезд, в сопровождении толпы всадников, направляется в дом жениха. Джигиты гарцуют, стреляют и, вообще, стараются производить возможно больше шума.

Между тем жених заранее перебирается в дом какого-нибудь знакомого (недалеко от своего дома) и почти безвыходно сидит там целый день. Обычай строго запрещает жениху показываться в это время на глаза своим и невестиным родственникам, и только близкие товарищи забегают к нему поболтать по поводу свадьбы и выпить чашку-другую бузы или араки. Навстречу невесте, при ее приближении к дому жениха, выходит несколько девушек в сообществе целой толпы праздных мальчишек; первая девушка, подошедшая к невесте, получает от нее какой-нибудь подарок: платок, сундук и т. п. При входе невесты в дом ее встречают родственники жениха; невеста кланяется самой старшей из них 3 раза до земли и ее вводят в женихову саклю. Затем самая старшая женщина обводит невесту вокруг очага, и с этого времени невеста считается окончательно членом новой семьи.

При наступлении вечера, в саклю входит «хузисак» (хызисæг), которому жених и его мать поручили выполнить обряд «снимания кисеи». «Хузисак», взяв в руки палочку, подходит к невесте, которая стоит опустив голову и, приподнявши палочкой кисею, покрывающую лицо и голову невесты, бросает ее в угол. С этих пор невеста может показываться новым родным с непокрытым лицом. До этого же лицо ее почти наглухо закрывается от посторонних взоров. После снятия кисеи «хузисак» читает молитву; в это же время старшая из родственниц жениха, но не мать его, которая в это время вовсе не показывается, подходит к невесте и ведет ее на половину матери жениха. Там повторяется та же церемония поклонов невесты. В то же время приносятся жертвы Богу, т. е. зарезывается баран или другая живность, варится на очаге и подается для угощения женщин - гостей и «хузисака». Мужчины же и все гости находятся в кунацкой и во время этих церемоний нагружаются яствами и питиями. Двор женихова дома в это время представляет самую оживленную картину: там и сям сидят, ходят и шумят группы веселых подгулявших гостей, а собственно расходившиеся из них выхватывают пистолеты и стреляют куда попало.

С наступлением вечера для жениха настает самое критическое время; он должен незаметно пробраться в саклю своей невесты и вступить в прямые права супружества. Между тем саклю невесты окружает целая армия мальчишек и сторожит все входы и выходы. Если жених попадается им на глаза, то дикий визг и крики дадут знать гостям, что жених не обладает ловкостью джигита. Из боязни сделаться посмешищем мальчишек и гостей, жених нередко не выходит из своей засады первую и вторую ночь и только на третий вечер, когда бдительность караульных ослабевает, ему удается пробраться в саклю к своей невесте. Но маленькие разбойники, узнавши свою оплошность, все-таки вознаграждают себя тем, что целую ночь безобразничают вокруг сакли новобрачных. Иногда они забираются в трубу сакли, бросают туда самодельные ракеты, визжат, стучат в стены и окна и вообще, употребляют все способы нарушить покой новобрачных.
Наконец, в дополнение этой картины, надо сказать, что обычай требует, чтобы невеста до последней степени защищала права девичества от притязаний молодого. После свадьбы новобрачная около недели живет в новой семье, не занимаясь никакими тяжелыми работами, и только по истечении этого времени она понемногу входит в обычную колею жизни замужней женщины.

 

По материалам книги "История Чиколы" - авторы Малиев Н.Д., Тамаев А.Т., Цориев Р.И., Дедегкаев С.Т., Батыров У.А., Гацалов М.М., Гуцунаев Р.Т., Хубулова С.А. Владикавказ, издательство "ИР", 1993 г. и исторических публикаций - Газета «Терские ведомости», 1875, № 9.